Digby «Dig» Pearson (EARACHE RECORDS)

17 Окт

digКогда и почему ты решил открыть свой лейбл? Тебе кто-нибудь помогал в самые ранние дни Earache (те первые два флекси-диска)?

Меня выгнали из университета, и скоро я нашёл себя заинтересованным в британской панк сцене, особенно в её наиболее андеграундных проявлениях, но у меня не было денег и умений играть на музыкальных инструментах, поэтому я был просто фанатом. Каждый поход в музыкальный магазин был познавательным путешествием; каждая новая купленная пластинка открывала новую дверь в неизвестный мир. Мне нравилось всё: от THE LURKERS до CRASS, от SWELL MAPS до DISCHARGE, от X-RAY SPEX до MDC и DISORDER. DIY дух “каждый может сделать это” был основополагающим в сцене, поэтому я пытался заниматься всем – сначала как автор зина “Dawning Of A New Error”, затем я стал писать обзоры британской сцены для Maximum Rocknroll и Flipside, затем (где-то в 1982 году) я начал организовывать концерты у себя в городе любимых групп… Первым концертом был с приезжими FLUX, ANTISECT и моими локальным друзьями VERBAL WARNING. Афише концерта нужен был какой-нибудь заголовок, поэтому я решил написать там “Earache представляет…” Потом всё пошло-поехало, я стал делать концерты RUDIMENTARY PENI, OMEGA TRIBE, в общем всем этим анархо-панкам, а затем и вовсе стал организовывать полноценные туры для американских и европейских групп, таких как BGK, TOXIC REASONS, ANTI CIMEX и др.

Kalv Piper, который позже станет басистом HERESY, был моим единомышленником, больше всего он специализировался на американском хардкоре, мы вместе с ним трейдили и коллекционировали все эти редкие американские импорты, которые в то время было просто нереально достать у нас в Великобритании, потому что не было никакой дистрибъюции. Хардкор тогда был всё ещё не интересен дистрибъюторам Rough Trade. Мы с Earache Mail Order занимались регулярными обменами с американцами, прежде всего с людьми из Maximum Rocknroll. Продажа импортных пластинок американского хардкора и журналов Maximum Rocknroll были основой моей деятельности в середине 80х.

Мы знали несколько отличных групп, из записей у которых были только демо, которые на наш взгляд заслуживали издания полноценного релиза, поэтому мы с Kalv’ом решили скинуться деньгами, но вскоре обнаружили, что у нас не хватает денег на твёрдый виниловый 7” релиз, поэтому решили издать более дешёвый флекси-диск. Таким образом мы издали два международных сборника, с группами вроде THE STUPIDS, японскими LIP CREAM и THE EXECUTE, американскими SEPTIC DEATH и ранней прото-кроссовер группой HIRAX. Т.к. у нас было куча контактов по всему миру, мы довольно быстро распродали весь тираж наших релизов, накопив деньги на новый. Третьим и последним релизом на флекси-диске была дебютная EP группы Kalv’а HERESY, на которой я впервые решил опубликовать значок “Earache”.
Издание пластинок, которые пользовались хорошим спросом и получали положительные отзывы слушателей, было настоящим чувством достижения успеха для меня. Как мне кажется, наиболее близки к этому чувства музыкантов, которые отыграли отличный концерт. После издание трёх флекси-дисков мы разошлись путями с Kalv’ом – я решил полностью погрузиться в занятие лейблом, а Kalv игрой в HERESY.

В какой степени твоё участие в андеграундном тэйп-трэйдинг движении помогло начать свой рекорд-лейбл?

Да, 90 минутные кассеты по почте были MP3 файло-обменом 80х, не так ли? Я должен сказать, что каждый день на протяжении 6 лет в первой половине 80х проводил у своего кассетника, перезаписывая демо-записи редких групп для друзей. HERESY, LARM, SIEGE, CRUDE SS, NAPALM DEATH, DRI, NEGATIVE FX, RIISTETYT, DEEP WOUND, GENOCIDE, DEATH, METALLICA, SSD, NEGAZIONE, SLAYER, NEOS, VENOM… все они тогда были неизвестны большинству, но пользовались большой любовью у тэйп-трэйдеров. У меня не было каких-либо других интересов, я был полностью одержим поиском наиболее интенсивных и скоростных групп со всего мира. Да и сейчас я занимаюсь почти тем же самым…

Вскоре, я стал кем-то вроде “авторитета” этой тэйп-трэйдерской сцены… люди стали прислушиваться к моим рекомендациям, а я, не упуская такой шанс, немного разыгрывал их, рекомендуя им шуточные демо, вроде моего проекта с друзьями GENOCIDE ASSOCIATION – на кассете было 105 коротких песен, которые были засэмплированы из чужих песен, поверх которых мы кричали банальные лозунги. Некоторые до сих пор считают это демо “классикой”, ха ха! Кстати, мой кассетник был немного странным, и играл/записывал кассеты чуточку быстрее, чем они были в оригинале… по факту, этим я могу претендовать на изобретение грайндкора, т.к. именно мои “убыстренные” кассеты попадали в руки будущим самым скоростным британским барабанщикам Mick Harris’у (NAPALM DEATH) и Steve Charlesworth’у (HERESY), что мотивировало играть их как можно быстрее. А ведь они и понятия не имели, что все эти демки на самом деле были несколько медленнее.

Расскажи нам немного о твоих отношениях с ноттингемскими группами CONCRETE SOX и HERESY…

Они были моими лучшими друзьями в сцене Ноттингема. Я оказывал им большую помощь – отправлял их демо-записи в зины, пытаясь заинтересовать лейблы, организовывал концерты, помогал им с поиском репетиционных баз. Также немаловажно моё влияние на усиление метализированности звучания обеих групп, т.к. именно я дал послушать METALLICA и TROUBLE Vic’у из CONCRETE SOX. Я не был их мэнеджером, но можете сказать, что я был их главным промоутером – именно я отправил их демо-записи Джону Пилу на радио. Когда Earache настало время выпустить первый серьёзный релиз – было очевидно, что это будет CONCRETE SOX / HERESY Split LP.

CONCRETE SOX были более известными, потому что у них уже был альбом вышедший на C.O.R., но HERESY были 100% также увлечены скоростным метальным USHC звучанием как и я. Но всё изменилось год спустя, когда обе группы повернулись мне спиной, что вполне могло быть концом Earache. HERESY сказали мне, что не хотят чтобы я и дальше был причастен к их группе. Я был очень опустошён этим заявлением, т.к. я вложил много сил и денег в их продвижение, в надежде на то, что в конце концов издам их полноценный альбом на Earache. Эти события сильно повлияли на меня, и после них я всегда заключаю контракты с группами. К счастью для меня, моим следующим релизом должен был стать дебютный альбом NAPALM DEATH. С его выходом, рождение грайндкор сцены просто взорвало всё вокруг, что вывело мою жизнь и лейбл на качественно новый уровень, и локальные группы из Ноттингема стали для меня вчерашним днём.

earache-records-logo-300x112Какими были твои цели и мотивации, когда ты открыл Earache? И как они развивались со временем?

Главной целью было издание наиболее экстремальной музыки, чтобы её услышали как можно больше людей. Мотивацией было банальное выживание – я мог отказаться от обычной работы. Но это нельзя было назвать бизнес-планом или типа того… больше похоже на бред сумасшедшего.

Также для меня было важным выступить мостиком между андеграундными хардкор панк и метал сценами, которые совсем не пересекались в то время. Но у меня получилось развить хамелеоновую тенденцию объединения обоих лагерей, так что я потратил годы на просвещение металлистов хардкор панк группами и наоборот. Раз уж RUN DMC могли объединиться с AEROSMITH, то почему панк не может объединиться с металлом? Сейчас это всё очевидно, и во многом благодаря наследию Earache, которое помогло раскрыть двери к разным умам.

Релиз альбома “Scum”, безусловно, был важным поворотным моментом. Осознавал ли ты насколько важным будет этот альбом, в момент, когда он был только записан? Как ты отреагировал на резкое повышение продаж и всей этой шумихи вокруг NAPALM DEATH?

Этот альбом был полнейшим кошмаром, т.к. был записан в две разные сессии с разницой в год двумя совершенно разными составами. Это было моим планом НЕ ИЗДАВАТЬ то что стало стороной А альбома “Scum” как мини-альбом или сплит, что было обычным делом в то время. Терпеливо прождав год, когда новый состав записал сторону B – я точно могу сказать, что оно того стоило, чтобы издать всё вместе как полноценный долгоиграющий альбом, потому что таким образом он и продавался намного лучше.

Что касается важности… ну нет, на глобальной рок-сцене это был всего лишь очередной релиз никому ненужной группы на очередном никому ненужном лейбле. Даже внутри UKHC сцены изначально к релизу подошли с малым интересом, т.к. из-за проблем с составом группа была в смятении, да и отношение к ней было в основном насмешливое. Не менее трёх лейблов отказали им в издании альбома. Justin Broadrick продал мне права на издание альбома как одному из самых крайних вариантов… на тот момент я ещё не был серьёзным лейблом, но был очень заинтересован, чтобы стать им!

На этом альбоме задействовано шесть музыкантов, двое из которых покинули группу в момент его выхода, а другие двое ясно давали понять, что просто предоставляют свою помощь, но сами при этом сконцентрированы на своих других более важных группах. Но для движущей силы группы Mick Harris’а (который оставался единственным “оригинальным” участником) и меня, человека который вложил свои силы и деньги на покупку записей стороны А, которую никто больше не хотел покупать, и отправившего новый состав группы в студию на запись стороны B – всё это было вопросом жизни или смерти.

Спору нет, с выходом альбома появились фанаты и авторы небольших зинов, которые стали поддерживать группу, но не шло никакой речи о крупной прессе – NME тогда были далёкой планетой… Джон Пил был нашей единственной надеждой в мэйнстримовом медиа-пространстве, но он ещё не звал NAPALM DEATH к себе на шоу до выхода альбома.
Я помню, сказал группе в то время, что мне просто обязательно надо продать 2000 копий альбома, потому что все мои сбережения (около 2000 фунтов), которые я скопил, продав всю свою хардкор коллекцию, были потрачены на релиз альбома и его раскрутку. Это был мой третий релиз, и это было всё или ничего.

Какие твои самые яркие воспоминания о UKHC сцене, с которой Earache были так сильно связаны до 1988 года. Самое время пустить ностальгическую слезу о клубе Mermaid и всё такое.

Забавно да, но мои самые яркие воспоминания не связаны с этим клубом, т.к. там всегда была мразная алко-атмосфера(а я в то время был стрейтэджером!), и вечно какие-то проблемы между организаторами и группами, которые не выходили на сцену. Поэтому NAPALM DEATH там так часто и выступали, потому что они один фиг всегда были в зале, и могли выйти выступить в качестве замены. Даже хэдлайнеров могли заменить. Также большой проблемой было найти вписку на ночь, но спасибо Jim’у (недолго пробывшему в NAPALM DEATH басисту), который вписывал к себе чуваков из других городов, таких как я.

Первые туры в Германию и Голландию, где группы выступали в молодёжных клубах и сквотах, были незабываемы. Места вроде Vera в Амстердаме, молодёжный центр в Бифилде и Швейцария были великолепны – мы познакомились со множеством дружелюбных единомышленников, с некоторыми став друзьями на всю жизнь. Чуваки, у которых я вписывался в Германии, теперь управляющие Century Media и Metal Blade Records! Не так много людей знают, что NAPALM DEATH ездили в евро-туры аж шесть раз ещё до выхода альбома “Scum”, каждый раз с новым составом. Но именно благодаря тысячам миль в дороге слава NAPALM DEATH в итоге и распространялась так быстро после выхода альбома.

Какие твои любимые и наименее любимые релизы из раннего каталога Earache?

Я обожаю дебютную пластинку CARCASS (каталоговый номер MOSH 6). Группа не особо жалует этот материал сейчас, но это было настолько брутальным и шокирующим! Наименее любимым я бы назвал SORE THROAT (каталоговый номер MOSH 10). Почему? Да потому что они всегда были шутливой пародией на грайндкор от участников различных других хардкор панк банд. Всё это была банальная зависть успеху NAPALM DEATH с глупыми псевдо-политическими и комедийными текстами о сцене. Для сторонних слушателей обе группы звучат идентично – шумно, оголтело и экстремально, но мотивации и цели у этих групп были совершенно разные.

Когда и почему твой лейбл решил взять курс в сторону death metal сцены? Было ли это естественным процессом или больше побегом от UKHC сцены?

Меня часто спрашивают об этом… если быть честным, когда ты находишься на передовой, всё выглядит несколько иначе, чем другим со стороны. В начале я был тем, кто разжёг огонь и поддерживал его горение, но очень скоро всё это переросло в огненную бурю, и мой лейбл привёл меня к таким перспективам, о которых я и мечтать не мог. Мой первый полёт на самолёте был в 1989 году, когда я отправился в Тампу, Флорида, чтобы познакомиться с местной death metal тусовкой и на запись дебютного альбома MORBID ANGEL. Я занимался дистрибьюцией их демо-кассет годами, поэтому мне было очень радостно наконец-то познакомиться живьём с ними. Я был откровенно поражён – все эти death metal группы были намного ответственнее, более открытыми, амбициозными и талантливыми, чем все эти британские хардкор музыканты, с которыми мне приходилось работать до этого. Хардкор панки были конечно поумнее, но их разгрызали их собственные интересы, зависть к чужому успеху, и это глупое поведение вроде “Я больше панк, чем ты!”. И до сих пор в хардкор сцене ничего не изменилось… По этим и многим другим причинам я начал отдаляться от UKHC сцены.
Мой лейбл резко изменил свою политику, став в первую очередь заниматься изданием death metal групп, где-то в 1989 году, так что хардкор панк группы были на моих первых двадцати релизах. Неожиданно, довольно многие панки стали врубаться в death metal благодаря мне… но я чётко помню, что после издания альбома группы NOCTURNUS, большинство панков совершенно потеряли интерес к Earache, и я предполагаю, что это навсегда…

Когда ты смог осознать, что можешь жить благодаря лейблу, или это было возможно с самых ранних дней? Сколько людей работают на тебя в наши дни?

На самом деле довольно поздно – где-то в 1992 году. Лейблы таких размеров и положения должны иметь финансовую поддержку спонсоров и капиталовложения со стороны, но у меня ничего такого не было. Earache был построен исключительно своими силами, кроме шуток, что очень необычно для лейбла такого размаха. Для первых двадцати релизов, каждый новый релиз был на грани “всё или ничего”, весь заработок с которого уходил на следующий релиз и на различную раскрутку, вроде съёмок видео и организации туров.

В конце 1992 года журнал Kerrang! опубликовал свой ежегодный Top 20 Indie Metal чарт, где из этих 20 бестселлеров было аж 12 релизов Earache! Именно тогда я понял, что дела идут хорошо, и что быть “боссом рекорд-лейбла” – это то, чем я и дальше буду заниматься в обозримом будущем. После чего в 1993 году мне позвонили агенты мэйджор-лейбла Sony, с которыми я подписал контракт о лицензии, что было абсолютно нормальным явлением для индустрии тех лет.

В данный момент на Earache непосредственно работают 16 человек, но на самом деле намного больше, если брать в расчет и музыкантов групп лейбла.

Какого было твоё ощущение, когда ты переезжал в свой первый настоящий офис?

Я вот только что провёл уборку у себя в квартире, потому что она была вся завалена компакт-дисками, винилами, постерами, мне просто негде жить… даже на моей кухне, на полках вместо посуды стоят пластинки!

В настоящий офис Earache переехали в 1990 году, в здание в 300 метрах от центра Ноттингема, в тоже время на Earache появились первые работники кроме меня, поэтому офис был необходим. С тех пор, Earache до сих пор базируется в этом здании. Я знаю, что некоторые инди-лейблы очень серьёзно относятся к порядку хранения своих релизов, но у нас вот уже спустя 20 лет до сих пор такой же бардак из компакт-дисков, пластинок, постеров, журналов, как и у меня дома.

За все эти годы вокруг Earache всегда ходило много сплетен, сарказма и недовольств, даже от лица групп, которые сами начинали свои карьеры на твоём лейбле. Почему это происходит на твой взгляд, и как ты сам относишься к этому?

Двадцать лет – это немалое время, и нет ничего удивительного в подобных явлениях. Если быть честным, лейбл пережил множество перемен в сцене за эти годы, и нам приходилось предусмотрительно реагировать на них, иногда даже ради банального выживания. Скорее всего, именно это и раздражало группы, т.к. нам просто приходилось иметь дело с реалиями бизнеса. Когда музыкантами начинают управлять — креативность начинает идти на спад. Когда искусство подразумевает коммерцию – недовольств и обид не избежать.

Я получал самую различную критику в свой адрес – от тупой панковской наивности до самой что ни на есть зависти. Однажды в 80е, меня назвали “продавшимся”, только из-за того, что я приобрёл такую необходимую в то время вещь как факс-аппарат… Ну а музыканты в большинстве своём даже понятия не имеют о бизнес фактах их продвижения.

Мог ли ты представить себе в середине 80х, что вот уже много лет спустя до сих пор занимаешься всем этим? Хотел бы ты что-нибудь изменить в прошлом?

Мог подумать о многом, но только не об этом. Оглядываясь назад, такие движения вроде инди shoe-gazing конца 80х или гранж Сиэттла начала 90х были очень популярны, и были в тоже время, что и мы, но теперь все они затухли, а экстремальная музыка выжила и продолжает жить и развиваться. Я просто кровожадно держался за свой лейбл и группы, которые не ушли. Также, к счастью, как и в многолетней панк-сцене, пришли новые поколения молодых чуваков, заинтересованных в нашем наследии, развивая эту тему и даже увеличивая фан-базу до таких размеров, о которых раньше и подумать было невозможно.

dig2Что бы ты посоветовал тем, кто думает открыть свой лейбл? Понятное дело, за эти годы весь рынок и модель управления лейблом очень изменились, но было бы здорово услышать какие-нибудь слова поддержки, советы и предупреждения.

Музыка популярна как никогда, просто в большинстве своём не на физических носителях. Диски продаются всё хуже и хуже, ну а спад продаж кассет и винилов начался ещё раньше. Доверяйте своим собственным инстинктам, будьте лучшими друзьями со своими группами, проявляйте себя в выбранной сцене 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, потому что в таких делах люди, воспринимающие всё это как “хобби”, долго не живут. Разберитесь с юридическими вопросами как можно раньше, потому что из-за незнания у вас могут быть проблемы со всеми этими законами и копирайтами. Ну и один из самых важных моментов в наше время – захватывайте интернет. Говоря это, важно отметить, что интернет изменил все правила игры, и кто знает, к чему всё это приведёт?

Реклама

Paul «Hammy» Halmshaw (PEACEVILLE RECORDS)

17 Окт

hammyКогда и почему ты решил открыть свой лейбл?

Где-то в 1980-81 году я играл на барабанах в группе INSTIGATORS, был большим фанатом CRASS, FLUX, и SUBHUMANS, и все они своим примером дали понять, что нет ничего сложного, чтобы открыть свой DIY лейбл. Они создали новые правила для музыкального бизнеса, напоминающие собой ведение небольшого семейного дела. Мы записали три демо, и объединив их с концертными записями, издали кассету на нашем собственном лейбле “Peaceville Tapes”. Вскоре стало ясно, что другим участникам группы заниматься этим было не особо интересно, поэтому я взял всю ответственность на себя, и начал издавать кассеты других групп.

А откуда появилось это название?

INSTIGATORS находились в контакте с управляющим Pax Records Marcus Featherby, который хотел издать наш первый сингл, но и до этого оплатил нам запись двух песен для одного из его сборников. У него была своя группа LEITMOTIV, которая издавалась на его побочном лейбле Libreville. Мы посетили концерт презентацию альбома и это было очень весело. Мне реально нравился этот суффикс -ville, т.к. я родился в 60е и помнил всю эту хиппи тему. Мне пришло в голову название “Peaceville”, которое мне очень понравилось. Всё остальное приобрело завершённый вид, когда Mid из DEVIATED INSTINCT нарисовал этот логотип со звездой + я попросил художника Kev Walker’а (работающего на известное издательство комиксов 2000 AD – Judge Dredd и др.) слегка подправить его. Мы с Kev’ом учились в одном колледже, ну а остальное уже история. Получился отличный логотип с запоминающимся дизайном.

Какой был твой самый первый релиз?

Как я уже говорил – кассета INSTIGATORS “Demos and Live”, которая, между прочим, была распродана большим тиражом в 2000 копий!

peacelogoЛегко ли это было из кассетного лейбла стать серьёзным рекорд-лейблом?

Это было просто намного выгоднее в дальнейшей перспективе делать большой тираж виниловых пластинок, хоть и капиталовложения ощутимо больше. Johnny Humpleby одолжил мне денег на издание первого флекси-диска и двух семёрок. После этого я поехал в Йорк, чтобы заключить финансовую сделку с Red Rhino, они занимались как производством, так и дистрибьюцией пластинок. После этого я начал издавать LP, ну а потом уже и компакт-диски.

Каковы были твои цели и мотивации, когда ты начинал Peaceville?

В первую очередь, я должен признать, что мне просто не хотелось работать на обычной работе. Я учился в колледже искусств, изучая рекламное дело, поэтому решил, что могу использовать свои знания и таланты в управлении собственным рекорд-лейблом. К счастью для меня, всё вышло так, как я и хотел.

Какие твои самые яркие воспоминания о UKHC сцене, к которой ты с Peaceville имел непосредственное отношение до 1988 года

К концу 1987 года я издал два первых серьёзных винила, и занялся активным поиском новых групп. Т.к. я вырос в UKHC сцене вместе с группами, в которых сам был участником (INSTIGATORS, CIVILISED SOCIETY?, SORE THROAT), это было лишь вопросом времени, чтобы я стал звать наиболее впечатлившие меня группы живьём к себе на лейбл. Это было самое безумное время! Я был настолько занят работой, что порой новые релизы выходили каждый месяц! У меня множество положительных воспоминаний о том времени, но и отрицательных тоже.

Ну и какие самые положительные?

Самые ранние дни, концерты и тусовки с друзьями, до тех лет, пока хардкор панк сцена не начала разваливаться. Ходить со своим дистро на концерты в клуб Mermaid… поездка в Голландию в первый раз, второй раз, третий раз… поездка в Калифорнию, чтобы продюсировать запись альбома AUTOPSY, и их приезд к нам в Британию, с пьянками в различных пабах, раскумариванием с группой METALLION. Знакомство с Danny Lilker’ом в Лондоне… Много всего интересного, я могу написать книгу об этом. И ведь всё это было ещё до Ибицы и моего увлечения танцевальной электронной музыкой.

А плохие?

Я был два раза арестован за наркоту, и время за решёткой далеко не лучшие воспоминания. Момент, когда я должен был банку 20 тысяч фунтов – намного больше, чем я ожидал. Закрытие моего первого офиса… Вся эта тема с DARKTHRONE, когда все во всём мире вдруг возненавидели нас. Последние годы сотрудничества с Music For Nations были очень плохими тоже.

Пожалуйста, расскажи нам про эту тему с DARKTHRONE… не сожалеешь об этом?

Это был очень болезненный эпизод. Мы взяли DARKTHRONE к себе, потому что нам нравилась их музыка и образ. Мы издали их первый death metal альбом, и всё было круто. На втором альбоме, они изменили стиль и стали частью так называемого “True Norwegian Black Metal”. Нет смысла много рассказывать про это, т.к. всё это хорошо задокументировано, и написано немало книг. Моя причастность к этому только одна – нахождение DARKTHRONE на моём лейбле. Я знал, они были классные ребята, но находились под сильным влиянием локальной движухи. Я реально не особо понимал эти темы, просто издавал их альбомы. На одном из альбомов была жуткая надпись на норвежском, которую мы не разобрали. Мы издали этот альбом, и весь мир сошёл с ума. Нам только и приходилось делать, что отбиваться от обвинений в расизме, что группа DARKTHRONE фашисты, и т.п. фигни, но сама группа сделала большую ошибку, и кое-кому пришлось заплатить за неё. Я ездил в Германию по делам лейбла, и получил кучу дерьма в свой адрес. Мне попадались в руки метал журналы, на обложках которых были голые женщины, при этом они обвиняли меня в дурной славе. В конце концов, дистрибьюторы просто отказались сотрудничать со мной, до тех пор, пока мы не избавимся от DARKTHRONE.
На тот момент я уже издал 30 альбомов, и не мог жертвовать всеми ими только из-за DARKTHRONE, поэтому мне пришлось выгнать их с Peaceville. Я хорошо знал их как людей, они просто сделали глупую ошибку, за которую им самим было очень неудобно, но уже было поздно. Они ушли и обрели новый успех на лейбле Moonfrog, при этом про них стали положительно писать в журналах, которые совсем недавно обвиняли их во всех смертных грехах. В общем, вся эта цензура совсем не работала. К тому же, когда всё затихло, мы позвали DARKTHRONE обратно, т.к. они замечательные люди, и одни из лучших, с кем мне приходилось работать. Все эти события дали мне понять, насколько лицемерны большинство людей. Мне это напоминает фурор вокруг SEX PISTOLS. У них же не было каких-либо интересных посланий в песнях, но толпы панков любили их чисто за шок-имидж! Я ни в коем случае не оправдываю DARKTHRONE, просто всё нужно понимать в определённом контексте. Сожаления бесполезны. Завтра важнее чем вчера.

Ты упоминал об Ибице и электронной танцевальной музыке. Почему тебя это так заинтересовало?

На самом деле, по ощущениям мне всё это сразу же напомнило лучшие дни ранней хардкор сцены. Мы с моей будущей женой отправились на остров, и это было прекрасное время с атмосферой эйфории. Это было похоже на большой панк-фест, только в распоряжении целый остров! Тусоваться с 10000 людей было очень круто! Но после 96 года движуха пошла на спад, и мы перестали ездить туда.

Какие твои любимые и наименее любимые релизы из раннего каталога Peaceville?

Блин, это не так просто. Наименее любимым пусть будет DECADENCE WITHIN, после того как они начали пить и принимать наркотики вся их карьера резко пошла на спад. Самый любимый альбом ELECTRO HIPPIES – звучит супер, при этом запись обошлась всего в 120 фунтов. Релиз был очень коммерчески успешным, одним из первых релизов Peaceville, который стал появляться в независимых чартах, во многом не без помощи Джона Пила. До сих пор, вспоминая ELECTRO HIPPIES, у меня появляется улыбка на лице.

Была ли это твоей инициативой издать альбом метал группы TORANAGA, после которого Peaceville стал всё больше уходить в метал?

Тут не всё так просто. Мой старый друг Al Rhodes был их менеджером, и предложил издать их альбом. Уже тогда я понимал, что ничего хорошего не выйдет, если я буду заниматься исключительно одним жанром музыки, поэтому я дал согласие на издание альбома метал группы. Если быть честным, мне не нравился метал старой школы, но я понимал, что мы можем работать вместе, и это поможет Peaceville выйти за рамки исключительно панк лейбла. Да, и стали появляться всё более интересные и тяжёлые метал группы, которые мне действительно начинали нравиться. Будете смеяться, но изначально я издал PARADISE LOST только из-за того, что они были большими фанатами ELECTRO HIPPIES и DOOM в то время, они их буквально боготворили, во что довольно сложно поверить сейчас…

Когда ты осознал, что можешь жить за счёт рекорд-лейбла, или это было возможно с самых ранних дней?

Нет, с финансовой точки зрения это долгое время было кошмаром из-за ошибок в мэнеджменте и выбора плохих дистрибьюторов, забирающих слишком много денег себе. Всё стало более-менее хорошо (и то не надолго) только после подписания контракта с Music For Nations в 1995 году.

Ты помнишь свои ощущения от переезда в настоящий офис?

По факту, с 1981 по 1991 годы “офис” находился у меня дома, потом мы переехали в один из вонючих гаражей в пром-зоне Дьюсбери, где было настолько не комфортно, что в 1997 году пришлось вернуться обратно домой. У меня никогда не шли все эти корпоративные дела.

Расскажи подробнее про сделку с Music For Nations. Они получили бОльшую часть прав Peaceville? Ты наверняка осознавал, насколько сильной будет критика в твой адрес от DIYщиков?

Очень популярное заблуждение… Наша сделка с MFN была 50/50. Я всегда оставался полноправным партнёром. Я пошёл на эту сделку, потому что до этого кто-то совершил ошибку с моим банковским счётом, перепутав его с другим, из-за чего у меня начались большие финансовые трудности, которые привели к тому, что Peaceville чуть было не закрылся в 1993 году. В 1994 году я осознал насколько необоснованно много мы платили дистрибьюторам. После этого у меня не было выбора – либо я стал банкротом в течение полугода, либо сделка с MFN. Сделка была замечательной до того момента, как несколько лет спустя, человека, с которым я подписал контракт, заменил какой-то мудак, и всё снова стало очень плохо. Что касается DIYщиков, мне хватило общения с ними, когда я играл в SORE THROAT, поэтому меня не особо волновало их мнение в вопросе спасения моего бизнеса. Очень сомневаюсь, что была бы очередь желающих помочь мне людей если бы я потерял свой дом, а моя жена стала жить на социальное обеспечение и т.п.

Каким ты видишь музыкальное наследие Peaceville?

Я, безусловно, очень горд всем тем, чего мы (я и многие другие) добились с Peaceville. Я особенно горд, что мы не пошли на поводу корпоративной рутины крупных лейблов, что сделали многие другие вокруг нас. Я всегда был большим фанатом группы KLF и всего, что с ними связано, и я взял на вооружение их подход в управлении лейблом, делая ставку на эзотерические явления, а не индустриальные, что работало очень хорошо.

INTENSE DEGREE

5 Окт

Intense DegreeРодом из горных деревень вокруг Мэнсфилда, INTENSE DEGREE были, как и точно говорит название группы, концепцией музыкальной интенсивности поднятой до раннее недосягаемого уровня. Они смешали европейский трэш с хардкором американского стиля, и быстро развились в безжалостно мощную боевую единицу, находясь в авангарде UKHC сцены конца 80х вместе с HERESY и NAPALM DEATH в плане безумности скоростей.

Начинает говорить барабанщик Frank Pendlebury, смеясь: “Я помню, как мы с другом вырядились в Сида Вишеса и Джонни Роттена на Хэллоуин 1977 года. Нам было всего по 10 лет, но тогда уже все слышали SEX PISTOLS… даже в моей захолустной деревне, т.к. кто-то нарисовал краской название группы на большом белом таблоиде на поле для игры в крикет. Мы получили много ништяков в тот Хэллоуин, т.к. тогда ещё никто не видел детей выряженных в панков! Годом или двумя после я стал ходить на дискотеки в локальный молодёжный клуб – и уже каждый был панком в то время, на этих дискотеках сотни человек танцевали пого под песню THE MEMBERS “Sound Of The Suburbs”. Это было так круто, самое то, что нужно было нам детям! На этих вечеринках не было взрослых, девушки тоже не приходили, потому что это была чисто мальчишеская тема. Самые крутые, громкие и весёлые ребята – все были панками и скинами, и у нас была важная идентичность – либо ты в банде, либо ты никто. Все мои друзья также были geordies или шотландцами, из семей которые приехали в нашу деревню в 60е, чтобы работать на шахтах – и это были очень суровые люди, с такими лучше не связываться. У нас были регулярные драки против банд из других деревень. Эти деревени были больше, и банды тоже более многочисленные, но мы были на всю голову ебанутыми, прям как персонажи фильма The Warriors! Доходило до того, что мы могли начать драку с другой бандой кинув в них коктейль Молотова. Этим и закончив – их это очень пугало! Моя общеобразовательная школа была построена в 1965 году, и на момент моего прихода туда в 1978ом она уже частично горела три раза… Панк влиял на психику ребят в моей школе словно как перчатка на руку. Это было совершенно естественно слушать UK SUBS, SHAM 69 и COCKNEY REJECTS, также как и THE CLASH, THE LURKERS, THE DAMNED, SIOUXSIE AND THE BANSHEES и т.п. Лично я стал серьёзно увлекаться панком в 12 летнем возрасте в 1979 году, хотя на концерты стал ходить годом позже. Я был уже роуди группы RIOT SQUAD, когда мне было всего 14 лет! Я тусовался с ними на студии в то время, когда по идее должен был быть в школе. Они даже особо отметили меня на заднике сингла “Fuck The Tories. Да и вся наша туса “Gara lads” была отмечена там. Наша деревушка изначально называлась Garibaldi, в честь военного, который посещал армейский лагерь, находящийся здесь во время Первой Мировой Войны.”

В 1984 году Frank признаёт, что сцена Мэнсфилда “лопнула свой пузырь из жвачки”, и самое интересное, что когда-либо происходило там, были несколько бесплатных концертов SKUM DRIBBLURZZZ, но, к счастью для него, неподалёку в Ноттингеме была превосходная сцена, где он познакомился с двумя главными активистами – Kalvin Piper, который скоро будет играть на басу в HERESY, и Digby Pearson, который только подумывал открыть Earache Records.

Объясняет Frank: “Благодаря ним я услышал все эти безумные группы из Финляндии, Италии, Швеции, Японии и конечно-же США. Моей самой любимой группой всегда были DEAD KENNEDYS, и я также любил BLACK FLAG, CIRCLE JERKS и CRASS с самого раннего возраста, но все эти новые для меня группы вроде MINOR THREAT, 7SECONDS, GANG GREEN, DYS, JERRY’S KIDS, MDC, DRI и HUSKER DU просто снесли мне крышу. В Мэнсфилде тогда не было никакой сцены, поэтому нам приходилось ездить в Ноттингем, где мы ходили на SEATS OF PISS по субботним дням в пабе Foresters. Dig организовывал эти концерты, также ему приходилось вписывать к себе на ночь всю нашу тусу из Мэнсфилда, потому что последний автобус обратно уезжал слишком рано. После одного из этих концертов, это был совместный гиг ANTISECT и CRUCIFIX (на котором Frank впервые в жизни сел за барабанную установку в качестве драммера SKUM DRIBBLURZZZ) я познакомился с Tidds (aka Neil Middleton), с которым начал обсуждать возможность создания собственной группы. Мы назывались SYSTEM SICKNESS несколько месяцев…”

id2С Tidds на басу, и его лучшим другом Rich Collins’ом на гитаре, SYSTEM SICKNESS отыграли всего один гиг летом 1984го на разогреве у VARUKERS и ENGLISH DOGS, после чего поменяв название на INTENSE DEGREE и начав значительно прогрессировать.

Смеётся Frank: “Боже, мы были просто наихуёвейшей группой на тот момент. Tidds стал вокалистом, а Ade Grill (RIP) из SKUM DRIBLURZZZ играл на басу. Мы просто хотели играть максимально быстро и шумно, но мы не были готовы к живым выступлениям. Мы репетировали дома у моей мамы, и нам приходилось использовать её пылесос, чтобы сделать наше звучание более шумным, т.к. у Rich’а даже не было дисторшн педали! Он играл чистым звуком через небольшой двадцативаттовый комбик. Он также играл одним пальцем по всем шести струнам, т.к. выучил барре аккорды только через год!”

Наконец-то научившись настраивать свои инструменты и более-менее сочинять свои песни, отыграв несколько концертов в локальных молодёжных клубах, INTENSE DEGREE записывают своё первое демо в небольшой ныне не существующей студии у себя в Мэнсфилде, но были разочарованы итоговым результатом. По факту, Tidds покидает группу сразу после этого, прежде всего из-за отвращения к этой записи.

Frank: “Звукач не имел понятия как мы хотели звучать. Запись получилась совсем не такой, как нам хотелось… да и сами играть мы толком не могли, так что да, это было большим разочарованием.”

Rich’а на басу заменила (на тот момент) гёрлфренд Frank’а Liz Thirtle, и группа играла втроём несколько лет, совершенствуя своё мастерство играя концерты с GOVERNMENT ISSUE и ATTITUDE ADJUSTMENT в легендарных клубах Бермингема Mermaid и Кавентри Hand and Heart. В 1987 году INTENSE DEGREE приходят два новых участника – вокалист Dick Hill и второй гитарист Rich Cutts.

Frank: “Они играли вместе в группе SOILED, которые делили сцену с нами у нас в Мэнсфилде – в итоге мы позвали их присоединиться к нам. Я спросил Cuttsy, слушает ли он быструю трэш музыку, и оказалось что слушает, что меня немного удивило, т.к. SOILED не играли быстро. Потом я узнал, что они были очень напуганы мной, и просто не могли отказать мне в просьбе присоединиться к INTENSE DEGREE. Я никогда не забуду этого – я сидел напротив них и пил размягченное печенье из кружки с кофе. Я положил что-то около 10 печенек в одну кружку, и взяв в рот это месиво стал громко чавкать. В момент как я начал проглатывать пережёванное, заметил ужас отвращения на их лицах, что меня так сильно рассмешило, что месиво из печенек и кофе стало вытекать из моего носа! Несколько дней после этого у меня всё ещё были грязные ноздри, но они уже не могли отказаться от своего решения участвовать в группе. Но после этого всё стало намного проще. Написание песен и репетиции стали серьёзным делом. Я теперь был ответственным и за новые тексты песен, но мы продолжали играть некоторые старые песни.”

Очередное демо было записано в конце 1987го и было отправлено Джону Пилу, который позвал INTENSE DEGREE на запись сессии для его радио-шоу, и даже номинировал их как лучшую новую группу 1988 года!

pgbandsINTENSEDEGREEbassFrank: “Это было очень важным делом для меня. Слушать свою собственную группу по Radio 1 в маминой кухне вместе с моими друзьями, которые не слушали хардкор, было незабываемым опытом. Однажды я слышал наши песни по радио, когда находился в магазине! Довольно сюрреалистично. Это сделало нас настоящей группой, всё дерьмо, тяготы и борьба предыдущих четырёх лет были оправданы! Но на тот момент теже THE STUPIDS, HERESY и NAPALM DEATH уже записали две сессии для радио-шоу Джона Пила, поэтому у меня всегда было ощущение догонялок.”

Учитывая их близкое нахождение к Ноттингему, и дружбу Frank’а с Dig’ом, ничего удивительного не было в том, что Earache Records взяли группу под своё крыло, чтобы выпустить альбом “War In My Head” в конце 1988го. Записанный в октябре того же года под руководством Steve Bird в студии Birdsong Studios в Ворчестере, альбом был безжалостным миксом из британского и американского хардкора, что-то среднее между HERESY и SUICIDAL TENDENCIES, с долей боcтонского трэша и бирмингемского грайнда.

Frank: “Да, я знал Dig’а задолго до открытия Earache Records. Я был на одной из первых репетиций CONCRETE SOX вместе с ним, когда ещё John играл на барабанах. Я помню Vic’а и Les’а из CONRETE SOX на вписке у Dig’а, мечтающих о клёвых концертах. Я был на самом первом концерте HERESY вместе с Dig’ом… я был на очень многих концертах вместе с ним. Он был с нами, когда мы записывали демо, он был с нами во время записи Peel session… Он был с нами всегда и с самых ранних дней, так что взять к себе на Earache Records было очевидным делом для него. И я считаю, что этот альбом действительно прошёл проверку временем. Многие песни оттуда до сих пор звучат очень яростно. Я регулярно получаю сообщения на нашей Myspace странице от молодых трэшеров из США и Европы, которые даже ещё не родились, когда мы записали этот альбом, но они любят его, значит мы всё сделали правильно. При его прослушивании может показаться, что запись немного любительская… но она таковой и является! Мы пытались звучать как группы, которых мы никогда не видели живьём, и даже порой не имели представления как они выглядят, потому что слушали их на бланковых перезаписанных кассетах. Беря всё это в расчет, альбом получился очень хорошим.”

idcoverС выходом альбома “War In My Head”, INTENSE DEGREE начинают активную концертную деятельность, и впервые в жизни становятся хэдлайнерами концертов. Frank считает, что самые лучшие концерты были как раз в этот период с конца 88го по начало 89го.

“Один из лучших концертов был в Глазго, потому что это был наш первый гиг в Шотландии, и местная публика приняла нас очень добротно! Мы чувствовали что-то особенное на этом концерте и это было изумительно! Сцена была довольно большой и высокой, и чтобы сделать стейдждайвинг возможным, посетители концерта сами сделали небольшую лестницу. Зал был просто огромным, на разогреве много локальных групп, и это был первый раз когда мы были хэдлайнерами. Другие участники считают, что наш лучший гиг был в Бирмингеме. Мы тоже были хэдлайнерами в тот вечер, но меня это бесило, у меня было очень плохое настроение по некоторым причинам, и всю злость я выплёскивал на моих барабанах. Многие считают, что это был наш самый превосходный гиг, мы играли как машина, а публика сходила с ума.”

В начале 89го две песни (“Straitjacket” и “I’ve Got a Cure”) попали на сборник Earache “Grindcrusher”, где группа нашла благоприятную компанию в лице MORBID ANGEL, TERRORIZER, CARCASS и REPULSION. По составу участников этого сборника было очевидно, что Earache Records начинают всерьёз заниматься изданием death metal групп, а хардкор банды вроде INTENSE DEGREE начинают уходить на задний план приоритетов. Это было время больших перемен для группы, в том числе уход с Earache Records, а также изгнание Rich Cutts’а. После этого группа турит в Голландии и Бельгии в феврале 1990го вместе с DOCTOR AND THE CRIPPENS, после чего уже и Liz покидает INTENSE DEGREE, на замену ей приходит Andy Goodman. В новом составе группа объединяет усилия вместе с американским лейблом Sound Pollution Records, первым релизом для коготорого стала семёрка “Released!”, название которой, как и одной из песен “Headache”, очевидно намекало на их недовольство бывшим лейблом Earache Records.

“Да, Dig совсем ушёл в метал. Я считал его своим близким другом, и написал песню об этом, т.к. мне нравилось писать песни об отношениях людей в то время. Если быть честным, не совсем уверен почему Liz покинула группу… разве что после нашего европейского тура, она осознала, что не любит долгие путешествия, и может быть она думала, что мы будем турить ещё больше… Но эти концерты с DOCTOR AND THE CRIPPENS были одними из лучших! Было много всего клёвого во время этого тура, много кутежей и пьянок. В каждом городе были большие цветные постеры с обложкой нашего альбома, с нашим логотипом в качестве хэдлайнеров, но мы позволяли DOCTOR AND THE CRIPPENS играть после нас, т.к.у них было много различных театральных эффектов во время шоу. Нас отлично принимали на всех концертах, и с ночёвками тоже проблем не было. Прекрасное время! После ухода из INTENSE DEGREE Liz собрала новую псевдо-гот группу вместе со своими друзьями – ей такая музыка была больше по душе. Ещё раньше Liz группу покинул Cutts из-за давления его гёрлфренд, может это и помогло Liz легче принять решение об уходе. Andy был кузином одного из наших друзей, он очень хотел играть в нашей группе, но я был не особо уверен в нём, т.к. он прежде не играл в других группах, так что я сказал ему подучить наши песни за месяц. У него это получилось, не без помощи Rich Collins’а. По факту, он играл намного лучше, чем Liz…”

После минималистичного self-produced звучания “Released!” группа возвращается на серьёзную студию, и под руководством Steve Bird записывают более мелодичный “The Eyes Have It” mini-LP, который издаёт Sound Pollution Records в 1991ом году. Хотя этот релиз был хорошо принят, но в самой UKHC сцене начался процесс разложения, по этой причине Frank покидает группу в марте 1993го, чтобы отправиться путешествовать по Европе. INTENSE DEGREE дают свои последние концерты летом 1992го в Дерби (вместе с MDC) и у себя в Мэнсфилде на вечеринке друзей.

Rich, Dick и Andy, найдя нового барабанщика Chell, пытались продолжить существовать под вывеской INTENSE DEGREE, но безрезультатно. После возвращения из Европы Frank’а, он какое-то время играет в сальса группе в Уэллсе, но в конце 94го становится участником хардкор группы ARROGANCE, которая вскоре поменяла название на ASSERT. Frank ушёл оттуда, отыграв один год, переехав в Marseyside. Тем не менее, в 1998 году он возвращается в Мэнсфилд, где какое-то время играет в кавер группе SEX PISTOLS под названием NO FUTURE, после чего снова становится участником INTENSE DEGREE, но в этот раз с Chell’ом на вокале. Скоро становится ясно, что Chell не самая подходящая фигура для фронтмена INTENSE DEGREE, и после записи “live demo” и нескольких концертов (один из них на байкерском фестивале Hell’s Angels!), группа уходит в тень в очередный раз, а Frank переезжает жить в Runcorn, где он живёт и по сей день.

iddrFrank: “После этого я бросил музыку, до тех пор пока мой младший брат Fred не покончил жизнь самоубийством. Это оказало очень драматичный эффект на дальнейшую перспективу моей жизни, и теперь я стараюсь получать удовольствие от каждого прожитого дня. Это заставило меня написать e-mail вокалисту ASSERT Britt’у, чтобы узнать нужен ли какой-нибудь группе барабанщик… Я знал что их барабанщик Chris умер несколько лет назад, но я не знал, что они теперь играют с драм-машиной. Я стал регулярно играть на барабанах у себя дома, когда самоубийство Fred’а заставило меня осознать, что я должен продолжить заниматься музыкой. Итогом чему стало моё возвращение в ASSERT. Так что всё прошло полный круг, и я снова играю на барабанах на полной скорости. У меня нет времени для сожалений. Конечно, было бы здорово тогда ещё потурить в Европе с INTENSE DEGREE и записать ещё одну Peel session, но я не жалею об этом, потому что всё шло своим чередом, это были настоящие энергия и драйв. В этом не было никакого эгоизма, т.к. в то время у меня совершенно не было какого-либо самосознания. В тоже время, эго наивности, молодости и желания выделиться, желание творить дали мне очень многое, если быть честным. Ничего из этого не было надуманным, и мы стремились к признанию нашей музыки, а не к хайпу вокруг нашего мерча или внешнего вида. Мы достигли намного намного большего, чем планировали во времена, когда использовали пылесос для увеличения шумности звучания, репетируя в комнате моей мамы. Мы были из города, где не было своей сцены, у нас никогда не было мэнеджмента, но мы были очень осведомлёнными, и оказались в нужное время, когда группы стали играть очень быстро. Я, Mickey из NAPALM DEATH и Steve из HERESY были тремя самыми скоростными барабанщиками Великобритании, и одними из самых во всём мире. Мы реально подняли лимит скорости! Мне хотелось играть как GANG GREEN, DEEP WOUND, SIEGE, DRI, но только ещё быстрее! Mickey играл быстро, но у него не было никакой техники на самой большой скорости, в то время как Steve играл очень артистично, но не максимально быстро, чтобы не потерять чёткость. Я был совершенно недисциплинированным, но играл сложные партии по крэш-тарелкам, чтобы акцентировать смены аккордов, настолько хорошо насколько мог. По факту, я всегда разгонялся во время живых выступлений… и если группа успевала за мной, то получалось очень круто. За время 80х звучание трэш групп постоянно ускорялось – и я бы хотел, чтобы INTENSE DEGREE запомнили как важную часть этой погони за скоростью. Слова “crust”, “grind” и др. не использовались в то время, мы просто все пытались играть тяжелее и быстрее. Но всё же, HERESY сделали это лучше всех, особенно на их третьей Peel session. Я рассматриваю своё музыкальное наследие ещё незавершённым. Я работаю над собой очень усердно, чтобы играть настолько быстро и идеально, насколько я вообще могу. Я хотел бы, чтобы меня помнили за мои дни в INTENSE DEGREE как стихийного барабанщика – говорю вам правдиво, что тогда и сейчас, я призываю духов моих предков и им нравится, когда я играю в своём стиле на барабанах. Мне нужно немного больше дополнительной силы, и если это у кого-то вызывает скептические насмешки, мне их искренне жаль, потому что они совершенно ничего не понимают о реальном существовании. Другими словами — моя цель играть на барабанах на очень высоком уровне мастерства и ловкости, и когда я добиваюсь такого уровня – это не просто моя заслуга… да, ко мне приходит Сила! “

SNUFF

1 Окт

SNUFFНе берите в голову, панк сцена, SNUFF были одной из лучших и самых занимательных британских групп конца 80х. Вероятно, многим лучше всего запомнившись своими шутливыми кавер-версиями песен из популярных телевизионных реклам, группа записала и множество хитов своего сочинения.

Начинает гитарист Simon Wells: “Я и басист Andy Crighton жили в двух улицах неподалёку друг от друга. Мы были знакомы с 7-8 летнего возраста. Затем, когда мне было 12 лет и стал интересоваться панк-роком, я встретил Andy в косухе с его друзьями, и это было очевидно, что все они тоже интересуются такой музыкой. Andy любил KILLING JOKE и THE STRANGLERS, и мы регулярно слушали их альбомы. Его первая басуха была Kay (дешёвая, но хорошая фирма из Woolworth), и она была весьма неплохой, он играл на ней 4 года. Он научил меня моему первому аккорду, затем я выучил ещё два, и теперь я счастлив с этими тремя аккордами… а зачем больше то, хех? Барабанщик Duncan Redmonds переехал в Лондон из Ипсвича, или неподалёку оттуда, когда ему было 16 лет, и мой школьный дружбан панк по кличке Scruff (к сожалению, не так давно умер…) познакомился с ним в автобусе в Cricklewood. Они хотели собрать группу, Duncan был на гитаре, Scruff на басу, и некто Graham на барабанах. Scruff позвал меня в гости к Duncan’у, где они репетировали. Scruff хотел, чтобы я стал вокалистом в их группе, но Duncan был против, потому что у меня были слишком длинные волосы… эти двое настроили свои гитару и бас, но не сверяясь друг с другом – это звучало просто ужасно! Но однажды я сделал им это замечание, после чего они стали звучать намного убедительнее. Я стал регулярно тусоваться на их репетициях. Несколько лет спустя, Duncan решил играть на барабанах, Andy на басу, а я стал гитаристом. Я выучил песню “Purple Haze” JIMI HENDRIX’а по книге-самоучителю игры на гитаре, а Duncan стал играть на неё беспорядочный панковский барабанный ритм – получилось, что получилось… В это время GOVERNMENT ISSUE издали “Boycott Stabb” – и мы пытались переигрывать эти песни с кухонными полотенцами за барабанами!”

Продолжает Duncan: “Я познакомился с Andy где-то в 1984 году, когда играл в группе COME WHAT MAY вместе с Rob, Rich и Paul, которые потом играли в TRENCH FEVER и THE BLAGGERS. Simon и Andy были в группах вместе и до этого, и на тот момент играли в BUT JIM, MILLIONS WILL DIE. Мы играли несколько концертов друг с другом. В один из дней начала 1986го, барабанщик BUT JIM, MILLIONS WILL DIE Graham не смог прийти на репетицию, мне пришлось заменить его. Мы разобрали их песни, потом стали обсуждать кавер-версии и другии версии их собственных песен. BUT JIM… были что-то вроде инди группы, а мне хотелось чего-нибудь более бодрого, и, на мой взгляд, это и было зародышем SNUFF. Немногим позже, обе группы распались. Я в то время много тусовался с Si, и мы решили собрать с ним новую группу. Сперва, мы взяли Neil Brighton’а на бас, и мы репетировали по пятничным вечерам после работы, но скоро его гёрлфренд выдвинула ультиматум “Или я, или группа” и он решил выбрать гёрлфренд. Нам пришлось искать нового басиста, Si позвал своего друга Andy, который до этого был слишком занят с другими группами. С его приходом в 1986 году группа SNUFF по настоящему родилась.”

После почти года упорных репетиций, SNUFF (названые так, когда пьяный Andy невнятно закричал “That’s enough!” (“Всё, хватит!”, созвучно со SNUFF), после целого вечера перебирания сотен различных названий для группы… к счастью, мир так и не увидел группы THE ZINC SINKS и TARMAC DELIGHT) дают свой первый концерт 10 марта 1987го. Из их дебютного эклектичного выступления было сразу очевидно, что это была группа, воплотившая в себе гораздо более разнообразные музыкальные влияния, чем у большинства других UKHC групп.

Говорит Simon: “Мы часто ходили на концерты гаражной мод группы THE PRISONERS, у меня был скутер Lambretta, и хотя все мы любили весь этот безумный трэш панк из Америки, в сердцах мы были модами. Мы могли слушать BLACK FLAG и northern soul в одном плэйлисте совершенно не парясь. Если вы посмотрите какие песни мы выбирали для каверов, вам сразу станет всё ясно о нашем музыкальном кругозоре. Клуб The Claredon в Hammersmith был одним из наших любимых мест – там выступало куча гаражных групп вроде THE PRISONERS и THE MILKSHAKES, а также американские хардкор группы MDC и Bad Brains… очень классное время было в этом клубе!”

Добавляет Duncan: “Моими главными музыкальными предпочтениями на то время были punk, ska, metal и soul. Мы слушали самую разную музыку когда тусовались вместе – punk, как 70е THE CLASH, THE DAMNED, BUZZCOCKS, так и вторую волну 80х DISCHARGE, THE EXPLOITED, и особенно GBH! Затем все эти более новые американские группы SCREAM, GOVERNMENT ISSUE, MINOR THREAT и BAD BRAINS. Но в тоже время мы слушали немного indie, старое регги, ska, northern soul и motown, в том числе BOOKER T AND THE MG’s, THE METERS, DEXYS MIDNIGHT RUNNERS, MADNESS, THE SPECIALS; также старый мод стафф вроде THE SMALL FACES, THE WHO, THE ACTION, и волну модов ’79 THE CHORDS и PURPLE HEARTS. У меня дома, вы могли слышать THE CLASH, затем DEAN PARRISH, затем METALLICA, затем GOVERNMENT ISSUE, затем THE SMITHS, затем THE SKATALITES, затем ранняя MELBA MOORE, затем SLAYER, затем GBH и т.д. Мой друган Paul из предыдущей группы COME WHAT MAY как-то раз пришёл ко мне в гости, принеся свежие панк-новинки. Самым главным открытием и любимчиками стали для нас HUSKER DU. Сперва они мне не особо понравились, но чем более мелодичными становились их песни, тем больше они начинали нравиться мне, становясь важным влиянием на меня. Единственное, что мне кажется очень странным – это когда люди говорят, что мы со SNUFF звучим как американская группа. При том, что самое большое американское влияние в нашей музыке – это soul музыка шестидесятых. Конечно, американский панк тоже повлиял на наше звучание, но основное панк влияние — безусловно британское!”

snuff2SNUFF не играли живьём аж до мая 1988го, но после концерта 5 сентября, спрос на группу резко возрос, что к концу 1988го они отыграют более 30 концертов в одном только в Лондоне! После этого, 15 января 1989 они записывают свою первую сессию для радио-шоу Джона Пила, которая, не считая нескольких домашних демо, становится первой серьёзной записью SNUFF. В этом же году SNUFF несколько раз турят по Великобритании и Ирландии (не говоря уже о 48 концертах в родном Лондоне!), проводят месяц в туре по Европе, и самое главное издают свой первый альбом, который безумно называют “Snuffsaidbutgorblimeyguvstonemeifhedidntthrowawobblerchachachachachachachachachachachayouregoinghomeinacosmicambience” (по очевидным причинам название альбома часто сокращают до просто “Snuff Said”), и издают на дочернем лейбле Alternative Tentacles – Worker’s Playtime.

Duncan смеясь: “Мы слышали жуткую историю про группу THE SMALL FACES, которые, обкурившись большим косяком, были обмануты, подписав очень дерьмовый контракт с рекорд-лейблом. Мы поклялись, что никогда не совершим подобных ошибок, но сами, ну не я, а Andy, обкурились большим косяком, и подписали дерьмовый контракт с Worker’s Playtime! Мы работали над песнями для альбома “Snuff Said” годами. Каждый вечер, приходя домой с работы, поужинав, я сразу принимался за работу над песнями, как над музыкой, так и над текстами. Andy приходил ко мне со своими изумительными бас-партиями, которые в итоге использовались для песен, и они вместе с Si джемовали этот стафф в одной из их ванных. Иногда и Si приходил ко мне в гости, и мы вместе работали над песнями. Затем, каждую пятницу после работы мы шли репетировать, воплощали наши задумки в жизнь, и песни медленно, но верно становились всё лучше и лучше. Одна из песен, а именно “Now You Don’t Remember”, была старой песней COME WHAT MAY. Также Rob был со-автором текста песни “Win Some Lose Some””

Альбом “Snuff Said” был записан под руководством Harvey Birrell на студии Southern Studios в северном Лондоне, и это был один из самых сильных дебютных melodic hardcore альбомов того времени. Помимо всего прочего, он содержал вышеупомянутую утяжелённую кавер-версию “Purple Haze”, а также кавер на TOMMY JAMES AND THE SHONDELLS “I Think We’re Alone Now” (версия этой песни от поп-певицы TIFFANY стала хитом номер 1, как в Великобритании, так и в США двумя годами раннее). Альбом получил множество положительных отзывов в музыкальной прессе, и SNUFF, сами того не желая, нашли себя главной сенсацией месяца.

snuffsaidSimon: “Был такой момент, что мы могли играть 5 раз за неделю у себя в Лондоне. В те дни лучшим местом, где можно было увидеть что где происходит, были концертные списки журналов NME и Melody Maker. Организаторы концертов могли нас обмануть, но мы бы всё равно находили какой-нибудь выход. Мы могли пойти играть в какой-нибудь склад или сквот, и могли за ночь отыграть несколько выступлений, хоть в 3 ночи. Это было абсолютно нормальным явлением. Это было всё равно лучше, чем просто сидеть дома. Да, а когда мы стали “сенсацией месяца”, нам постоянно звонили музыкальные журналисты, пытались договориться об интервью, одним мы сразу отказывали, другим соглашались, назначали встречу в различных пабах по всему Лондону, но сами никогда не приходили. С тех пор нам уже многие годы не звонят музыкальные журналисты.”

Добавляет Duncan: “В то время у нас было юношеское высокомерие о себе, и если быть честным, мы были те ещё снобы. Мы не считали себя частью какой-либо сцены, и не собирались ей быть. Мы считали, что первая волна панка 70х потеряла всю свою энергию, а вторая волна 80х вошла в стагнацию. В то время, мы были одной из немногих мелодичных панк-групп. В панк-сцене доминировало тяжёлое, трэшевое, кричащее звучание, я имею ввиду группы вроде EXTREME NOISE TERROR и NAPALM DEATH. Я не имею ничего против них, но мне всегда не хватало мелодии в их музыке… мелодии и гармонии были очень важны для нас. Затем в 1989 году в нескольких песнях мы добавили тромбон, в наше время этим никого не удивишь, ну а тогда это произвело фурор. Моей главной задачей в музыке всегда было объединить мелодизм групп вроде BUZZCOCKS и THE WHO со скоростью и мощью GBH и DISCHARGE!”

Затем последовал новый релиз группы “Flibbidydibbidydob” mini-LP, который представлял из себя микс из мелодий телереклам и кавер-версий SIMON AND GARFUNKEL, THE FOUR TOPS, CHAS’N’DAVE и (сюрприз, очень неожиданно!) GBH и THE WHO! Это было мгновенно заразительное веселье, которое расхватывала всё более многочисленная орда фанатов группы.

Объясняет Duncan: “С самого начала мы играли как свои песни, так и различные кавера, т.е. это было делом времени и естественным процессом, чтобы записать их. Я не отрицаю, что эти кавер-версии были важным поводом, почему люди приходили на наши концерты. Мы всегда старались создать атмосферу праздника на наших концертах, и сделать что-то особенное прямо здесь и сейчас. Я помню общался с одним джентльменом, который был задействован в музыкальном бизнесе многие годы, и он жаловался мне, что большинство людей помнят и любят нас только из-за каверов, которые мы исполняем, чем за наши собственные песни. Но сразу после этого он добавил, что мы должны только радоваться и быть благодарными, что нас вообще кто-то помнит и любит, и он был абсолютно прав. Ты можешь не беспокоиться о том, что люди думают о тебе, в противном случае ты ничего вообще не добьёшься, и раз люди любят и помнят тебя только из-за забавных кавер-версий чужих песен, пусть будет так. Мы не принимали себя особо всерьёз, и нас мало волновало, что люди думают о нас в то время, нам просто хотелось веселья и угара. Я также думаю, что частично это наша заслуга уничтожения каких-либо преград между группой и публикой. Я всегда считал нас просто тремя чуваками из толпы, которые в данный момент вместе на сцене.”

“Flibbidydibbidydob” был издан снова на Workers Playtime в 1990м, в году когда группа сменила фокус своих выступлений из преимущественно лондонских в концерты по всей Великобритании, а также потратив два месяца в туре по Европе и месяц в Америке. В начале 1991го SNUFF впервые посещают Японию, до записи их замечательного второго альбома “Reach”(изданного на собственном лейбле группы 10 Past 12) на котором они сплавили воедино pop, punk, hardcore и heavy metal, в чём-то напоминая THE RHYTHM PIGS, и в очередной раз отправились в Европу с концертами – длительная прогулка, в которой классический первый состав SNUFF разошёлся путями.

Duncan: “Да, всё пошло насмарку в Европе в этот раз. Навалились стрессы и напряжение, и всё это было настолько слишком для Andy, что он не выдержал, и группа в прямом смысле распалась. Но тур-менеджер настоял, что нужно закончить тур до конца, и мы отыграли все концерты, которые были запланированы, в том числе ещё одна поездка в Японию.”

Simon: “”Reach” – наиболее огорчающий меня альбом SNUFF, потому что моя гитара была изношена, с различными изворотами мы не укладывались по времени на неторопливую запись, т.к. нам надо было отправляться в тур, и всё закончилось тем, что сведение альбома происходило без нас, т.к. мы были в туре. По этой причине альбом звучит не так, как мне хотелось бы, и поэтому есть ощущение нереализованности потенциала. Некоторые из песен были самые лучшие, которые мы когда-либо сочинили, но, на мой взгляд, они не особо хорошо смотрелись на этом альбоме…”

Продолжает Duncan: “В то время, Si не горел желанием играть на гитаре, он сыграл очень незначительную роль в написании материала для альбома, а на записи в студии, ему было намного интереснее играть в бильярд с ребятами из THE SENSELESS THINGS. Очень жаль, что Si мало интересовала запись альбома в тот момент.”

После трёхлетнего перерыва, во время которого Duncan стал гитаристом/вокалистом в GUNS’N’WANKERS, а Simon играл на барабанах в YOUR MUM (“YOUR MUM были совершенно другими, нежели SNUFF, и мы никому не нравились!”) SNUFF возродились в 1994 году, хотя реюнион оригинального состава был очень недолгим, Simon был заменён Loz Wong’ом из YOUR MUM, а через год и Andy был заменён Lee Batsford’ом .

Simon: “Я думаю мы вернулись все вместе, потому что нам очень всего этого не хватало, прежде всего нас самих друг другу. Andy и Duncan были моими лучшими друзьями, также как и моими коллегами по работе, и когда мы перестали быть группой, всё стало очень странным. Но я реально не чувствовал нас группой во второй раз, и я не мог продолжать участие в этом долгое время…”

C новым составом, SNUFF были незначительным именем в британском андеграунде, но зато получили международное признание, подписавшись на Fat Wreck Chords (лейбл управляемый Fat Mike’ом из супер-популярной американской панк группы NOFX), продолжая турить по всему миру, издавая полдюжины умело сконструированных поп-панк альбомов, а также кучу лимитированных синглов.

snuffmultSimon: “SNUFF существовали долгое время после моего ухода, и, относительно всего времени существования, моё участие в этой группе было очень коротким. Я не слышал большинства альбомов, которые они записали без меня. В то время я думал, что я важная часть SNUFF, и SNUFF были важной частью меня, но теперь существует куча людей, которые являются бывшими участниками SNUFF, которых я даже никогда не знал живьём! В общем, я не имею ни малейшего представления, что такое SNUFF сейчас. Но всё то веселье, которое было во времена моего участия в SNUFF, я буду помнить всегда! Первые три релиза SNUFF прошли проверку временем, и я очень горд фактом участия в этих записях. Это были несколько классных лет веселья!

Duncan: “Да, было много плохих моментов, но в целом это было отличное время, и у меня так много замечательных воспоминаний! В любом случае, время стремиться сгладить плохие воспоминания, но я хотел бы, чтобы SNUFF запомнились как кучка чуваков, которые подняли свои задницы и взялись за дело, надеясь оставить несколько хороших песен и счастливых воспоминаний в процессе…”

UNSEEN TERROR

1 Окт

Unseen+TerrorНесмотря на то, что UNSEEN TERROR имели большие проблемы с отсутствием какого-либо стабильного состава, они были на верном пути к вершине hardcore/metal кроссовера, а их два постоянных участника Mitch Dickinson и Shane Embury были одними из первых британских металхэдов, которые стали ходить и на хардкор концерты, сделав многое чтобы объединить эти две сцены. За всё время существования группы, они отыграли всего один “настоящий” концерт и издали всего один альбом, но оказали огромное влияние на дальнейшее развитие андеграундного хардкора и метала. И в самом деле, многие известные метал группы наших дней вроде EXHUMED (США), REGURGITATION (Швеция) и WORLD DOWNFALL (Япония) играли кавера на UNSEEN TERROR в недавние годы.

Начинает говорить гитарист (а также и басист и вокалист!) Mitch: “Мы с Shane’ом выросли в одной деревне Broseley в Shropshire, и учились в одних и тех же школах. Он сперва познакомился с моим братом, но потом и со мной. Мы стали общаться на различные темы, и в один день я купил сборник хеви метала “Axe Attack”, который я заслушал до дыр! Это был хороший старт, потому что на сборнике были BLACK SABBATH, IRON MAIDEN и MOTORHEAD… потом я увидел JUDAS PRIEST по телевизору, что меня очень впечатлило и я подумал “Офигеть, надо узнать побольше о такой музыке!” Shane сильно фанател от SLADE, и мы оба стали регулярно закупаться пластинками. Каждый раз, когда он покупал какой-нибудь альбом, он непременно приносил его ко мне домой послушать, также делал и я. Это был 1981 год! И чем дальше мы интересовались музыкой, то находили всё более быстрые и тяжёлые образцы – мы стали слушать VENOM в тоже время что и DISCHARGE, в первую очередь из-за скорости и настоящей агрессии! Потом нас застала волна американских групп вроде SLAYER, METALLICA, ANTHRAX, ну а потом уже и DARK ANGEL и POSSESSED. ”

Всё это увлечение тяжёлой музыкой в скором времени привело к созданию собственной группы WARHAMMER – одной из самых первых британских death metal формаций, как бы это странно не звучало, что такое вообще стало возможным в небольшой тихой деревушке Broseley.

“Хоть наша деревня и была тем ещё захолустьем, где особо ничего не происходит, тем не менее нас было несколько человек интересующихся хеви металом, и в 1984 году вчетвером мы решили купить музыкальные инструменты и собрать свою группу. Я и Wayne Aston купили гитары – Shane на самом деле тоже купил себе гитару, но когда увидел, что трое из нас уже с гитарами, решил купить себе и барабаны. Потом мы встретили одного чувака, которого звали Michael Craddock – он был намного старше нас и играл на басу. Вскоре мы подружились, и позвали его к себе в группу, и начали репетировать в комнате мамы Wayne’a! Наши первые песни напоминали SLAYER и MERCYFUL FATE… местами даже ONSLAUGHT и EXODUS. Мы играли кавера на “Bombs of Death” HIRAX и “Black Magic” SLAYER. Где-то летом 1985 мы с Shane’ом стали думать, что же нам делать со всеми этими репетиционными записями. Мы читали журнал Metal Forces, в котором был раздел “Penbangers” (переписки по почте), где мы заметили объявление от некого William Steer (в будущем Bill из NAPALM DEATH и CARCASS!), в котором он говорил, что у него есть коллекция из 1500 кассет всех этих клёвых групп вроде DEATH, на что я подумал “Ого, у него есть все эти записи, надо бы написать ему!” Вскоре нам пришёл ответ от него и мы стали регулярно обмениваться кассетами. Самая первая кассета, которую он мне прислал, была с концертником DEATH на одной стороне, и альбомом POSSESSED “Seven Churches” на другой, где в конце также бонусом была демо-запись NYC MAYHEM, что было реально безумным открытием нью-йоркского хардкора для меня! Благодаря всем этим обменам с Bill’ом, а затем и с Ken Owen (в будущем также участник CARCASS) и ещё несколькими ребятами из Лондона, мы с Shane’ом собрали недурную коллекцию, что стало нашей одержимостью настолько, что мы получали посылки каждый день со всего мира!”

WARHAMMER записали своё “Abbatoir Of Death” демо на студии Oak Studios в Shrewsbury 30 ноября 1985, после чего отыграли несколько локальных концертов, пока Mitch и Shane полностью не утратили интерес к этой группе, в тоже время всё больше интересуясь зарождающейся hardcore metal сценой. Группы вроде GENOCIDE (которые скоро пере именовались в REPULSION), SIEGE и свои британские HERESY по настоящему расширяли границы скорости и экстремальности музыки.

“Да, мы с Shane’ом были полностью поглощены погоней за всё более скоростной музыкой, но два других участника WARHAMMER (не виню их за это) не имели такого же сильного энтузиазма. Мы всё больше интересовались хардкором, а их не особо интересовала вся эта панк тема. Мы с Shane’ом ходили на метал концерты в футболках MDC и BROKEN BONES! Нас очень интересовала такая музыка, но мы совершенно не имели понятия, где проходят хардкор концерты, потому что метал и хардкор сцены были всё ещё разделены и не особо торопились пересекаться. Затем в марте 1986го, я встретил молодого тощего паренька с дредами в магазине Virgin Records. Он заметил нашивки SIEGE, CELTIC FROST, VOIVOD и POSSESSED на моей джинсовке, и решил подойти познакомиться со мной сказав “Если тебе нравятся SIEGE и CELTIC FROST – тебе должна понравится и моя группа, мы называемся NAPALM DEATH!” Это был Justin Broadrick. Он дал мне афишу концерта в клубе Mermaid, где они должны были выступать 22 марта 1986го. Я примчался домой, показал Shane’у афишу, он был очень рад этому как и я, и мы вместе поехали на этот концерт, который полностью изменил нашу жизнь!”

Действительно, на этом концерте они встретили не только единомышленников любителей скоростного трэша, не только единомышленников музыкантов, но также и Dig Pearson’а, который только ещё подумывал открыть свой лейбл Earache Records, который в будущем и издаст их альбом “Human Error”. После непродолжительного участия в SACRILEGE, Mitch стал участником своей любимой британской группы HERESY в качестве гитариста, хотя UNSEEN TERROR для него всегда были в приоритете. Участники HERESY басист Kalv и барабанщик Steeve даже объединились вместе с Mitch и Shane’ом, а также загадочным Jason L из Лондона (Mitch смеётся: “Он был почти легендой, потому что регулярно публиковался в Metal Forces, и даже был в списке приветов и благодарностей на “Haunting The Chapel” SLAYER!”), чтобы довести до ума мистичекий полу-серьёзный студийный проект Jason’а под названием ANTICHRIST. Наряду с HERESY, UNSEEN TERROR, ADONIS и MAXIMUS THRAXX (серьёзно!), ANTICHRIST пошли в Rich Bitch Studios, где записали две песни для сборника “Diminished Responsibility”, компиляцией которого занимались братья Bailey (два фанатичных метал диджеев из Sheffield’а), и был издан Castle Communications в конце 1987.

В течение этого загруженного времени, Mitch и Shane рекрутировали басиста Pete Giles из метал группы AZAGTHOTH (в будущем он играл в SCALPLOCK и FLYBLOWN), и занялись написанием материала для альбома. Хоть и Pete есть на фотографии задника альбома, на самом деле в записи альбома он не участвовал.

Unseen+Terror+unseenterrorПродолжает Mitch: “Мы познакомились с Pete на одном из концертов. Он попросил Shane’а поиграть на барабанах для записи демо AZAGTHOTH, они также репетировали в Wayne Aston в качестве гитариста, и все вместе они пошли на студию Rich Bitch записывать демо “Shredded Flesh”, которое музыкально было очень техничным death-metal трэшем с небольшим влиянием хардкора. Кроме этого демо они не оставили ни одной записи, и отыграли всего один гиг. Pete был отличным парнем и любил туже музыку что и мы, и он был бас-гитаристом, в котором мы очень нуждались, поэтому мы и позвали его к себе в UNSEEN TERROR. У нас было множество отличных продуктивных репетиций вместе с ним. Единственная проблема, он жил аж в 200 милях от нас. В один день сентября 1987го Dig (Earache Records) позвонил мне и сказал, что через две недели нам надо идти на студию записывать альбом, на что я ему ответил, что мы совершенно не готовы к этому, а он “Да ну брось говорить глупости, сходите ещё порепетируйте, придумайте несколько новых песен, и всё будет ништяк!” К сожалению, Pete не мог приехать на студию в те дни, когда у нас была забита запись, а Dig отказывался перенести запись на другие дни, поэтому нам пришлось записываться без Pete, за что мне до сих пор стыдно… но по крайней мере его фото есть на заднике альбома. В общем, записывали альбом мы вдвоём с Shane’ом на студии Rich Bitch.”

Альбом “Human Error” получился скоростным яростным упражнением в техничном хардкор трэше, который был очень хорошо принят слушателями по всему миру и предоставил группе международный культовый статус в среде экстремального андеграунда. И они могли бы добиться ещё большего, если бы не две неприятности: 1. кажущаяся невозможность нахождения подходящего бас-гитариста 2. специфичное звучание альбома “Human Error”. Не только гитары звучат плоско и ужасно обработанными, но и электронное звучание малого барабана – всё это негативно сказывалось на потере реальной динамики звучания.

unseen_terror-human_error-frontMitch грустно вздыхает: “На самом деле это была не наша идея. Mike Ivory был штатным звукачём студии Rich Bitch, и он постоянно экспериментировал с различными технологиями звукозаписи, но его идеи становились через чур радикальными… В тоже время Dig был просто в восторге от всего этого и говорил “Чуваки, он вам делает такой же мощный саунд как у ANTHRAX!” Действительно, из больших студийных колонок всё звучало очень круто и тяжело, но совершенно иначе! Мы долго чесали наши затылки, пытаясь понять, что нам нравится, а что нет, но потом пришли к этому очень обманчивому мнению, что “Не стоит париться, всё можно будет исправить во время сведения!” Мы записывались несколько дней, потом взяли кассету с черновыми записями послушать дома, и тогда то мы поняли, что запись звучит ну очень странно… и она совсем не звучала как REPULSION (как мы хотели в идеале) на нашем ghetto-blaster’е. Mike Ivory также настоял нам на использовании электронного малого барабана. Мы с Shane’ом хотели звучать настолько быстро, насколько это вообще возможно, и это было ещё до использования триггеров и ProTools, Shane изо всех сил лупил по малому барабану, но на бластбитах громкость ударов немного колебалась. На что Mike Ivory отреагировал “Чуваки, у меня есть офигенная идея! Я сделаю ваше звучание быстрее, тяжелее, более чётким!” Он подошёл к барабанной установке, поставил этот Roland Octopad… В этот момент мы в шоке задумались “Только не это! Это же как у SPANDAU BALLET… как у NEW ORDER!” На что звукач нам ответил “Отбросить сомнения! Это передовые технологии звукозаписи! Через несколько лет все так будут делать!” Мы сделали вид, что не против, а Dig снова продолжил свои восхищения работой звукача “Это звучит просто охуительно!” Да, это звучало очень чисто и круто из студийных мониторов… Я никогда ещё не слышал настолько быстрое и чёткое звучание барабанов, поэтому на короткое время мы были довольны результатом. Но потом, когда послушали сырой микс, мы поняли что нам совершенно не нравится услышанное, и позвонили Dig’у с просьбой перезаписать альбом, на что он нам ответил, что бюджет записи уже на исходе, и всё что нам не нравится, мы сможем поправить во время сведения. Мы сделали всё что могли, и были очень рады выходу альбома, но всё таки имели много недовольств, из-за того что альбом звучал не совсем так, как должен был… ”

Помимо специфического продакшна, альбом “Human Error” также содержал четыре невыносимо глупых песен про мультяшного кота Гарфилда, хотя, говоря в защиту UNSEEN TERROR, они всего лишь поддерживали традицию трэш групп разбавлять мрачную атмосферу альбомов какими-нибудь шутливыми песнями. Но аж четыре песни?!? Про ленивого котика?

“Ну тут тема такая, у нас с Shane’ом был шуточный хардкор проект THE LOBSTER CLUB, мы использовали идеи группы THE CRAB SOCIETY из Нью-Йорка, исполняя все эти дурацкие 10 секундные песни… одна из которых и была про Гарфилда. Dig’у очень нравились эти песни, и нам самим нравилось их играть – у каждой хардкор группы должно быть пару дурацких глупых песен, но мы изначально не планировали их на запись альбома, но каким-то образом они всё таки оказались на нём! Не одна, не две, а целых блять ЧЕТЫРЕ песни про Гарфилда! Не особо стыжусь этого, мы же были детьми, но с тех пор я серьёзно повзрослел… Альбом оставляет смешанное впечатление, но я до сих пор горжусь им, это на самом деле очень хороший альбом. Он был продан в количестве примерно 8000 копий… но это во многом благодаря шумихи вокруг Earache после издания NAPALM DEATH “Scum”, который был довольно быстро распродан тиражом в 30000 копий. NAPALM DEATH стали большой группой буквально за одну ночь, в это время Shane как раз присоединился к ним в качестве бас-гитариста.”

Не смотря на шумиху вокруг альбома, вышеупомянутая нестабильность состава UNSEEN TERROR означала невозможность регулярно давать концерты, что быстро свело популярность группы на нет. Не говоря уже о том, что Mitch и Shane и не рассматривали UNSEEN TERROR как группу для туров.

unseen-terror3“Мы отыграли всего два концерта, и то один из них был для четырёх друзей. Ну а единственный “настоящий” концерт был в марте 1988го на разогреве у GOVERNMENT ISSUE – на этом гиге у нас на вокале был Mickey Harris и Wayne Aston на басу. Dig постоянно твердил нам, что нужно ехать в тур и т.п. Но у нас не было басиста, Shane мог бы играть на басу, но для этого нам нужен был барабанщик, что тоже было проблемой. Dig любил пробивать концерты, ещё не спросив мнения группы на этот счёт. Он мог забить дату концерта и позвонить тебе “Я вам тут гиг в Nottingham организовываю, так что ищете басиста!” Mickey уже дал согласие, что будет петь, мы даже несколько раз репетировали вместе с ним, т.е. какое-то время мы были действительно настоящей группой, Wayne Aston тоже был согласен играть с нами, чтобы поддержать нас. Он замечательный музыкант, легко и быстро запоминающий песни, и концерт с ним был просто великолепным! Вокал Mickey звучал накрутейше, он вёл себя очень харизматично на сцене — каждые две секунды делал хардкор прыжки, т.к. был фанатом HERESY, а в то время все пытались делать эти прыжки в стиле вокалиста HERESY John’а – это было хардкор влиянием в группе, мы не собирались просто стоять на сцене… мы также очень рубились по EXCEL, SUICIDAL TENDENCIES, WEHRMACHT, SPAZZTIC BLUR – поэтому у нас были и тексты песен на различные серьезнее темы, вроде войны, невежества, наркотиков, терроризма, скандалов в новостях, бла бла бла… Не так давно кто-то сказал мне, что наша песня “Death Sentence Of The Innocent” получилась во многом пророческой на тему 11 сентября 2001го. Но если быть честным, я её написал про ирландскую республиканскую армию.”

unseen-terror5Примерно в тоже время что и концерт в Nottingham, UNSEEN TERROR записали сессию для радио шоу Джона Пила, которая была не только аж три раза в радио-эфире, и издана как 12” EP, но и одна песня с неё была издана на сборнике “21 Years Of Alternative Radio 1” – эклектичный обзор сессий Radio 1 за период 1967 – 1988, который также содержал записи таких светил рок-н-ролла как JIMI HENDRIX, QUEEN и THIN LIZZY. UNSEEN TERROR были выбраны как главные представители от 1988 года! Весомый повод для гордости, спору нет, но это не помогло группе найти подходящих участников, хоть и были попытки играть с несколькими басистами за период конца 88го-начала 89го, причём одним из них был барабанщик группы CANCER Carl Stokes. Не находя места для выражения своего вдохновения, Mitch снова идёт играть в одну из своих любимых групп, в этот раз в THE STUPIDS, хотя и они уже были на грани распада.

“Мы не могли найти подходящего басиста, и ничего не делали с нашими новыми песнями – поэтому мы и закончили совершенно другими делами. Наше детище UNSEEN TERROR просто не функционировало. Поэтому в итоге Shane окончательно ушёл в NAPALM DEATH, а я в HERESY. Тема с THE STUPIDS была в конце 88го, и это ещё один пример моего через чур огромного энтузиазма. “Да, я люблю THE STUPIDS и буду играть с ними… даже не смотря на то, что они живут в Лондоне!” На тот момент они уже начали серьёзно сдуваться, но мы отыграли несколько клёвых концертов с DIE KREUZEN и на большом фесте в Берлине. Всё было круто, но Tommy серьёзно решил валить из Великобриташки в США, что означало конец THE STUPIDS. Репетиции с Carl’ом из CANCER были тоже весьма неплохими, хоть он и в первую очередь барабанщик, но в тоже время очень недурный бас-гитарист. С ним мы вернулись к нашему базису, найдя наше истинное направление – экстремальный, техничный грайндкор… но по некоторым причинам и эта работа не дала никаких результатов.”

И хотя песня “Divisions” была посмертно издана на сборнике Earcahe “Grindcrusher” CD – это был последний раз, когда мир слышал UNSEEN TERROR… ну, по крайней мере до сегодняшних дней, т.к. вполне возможно, что более чем 20 лет спустя будет новый альбом!

Mitch поясняет: “Я до сих пор получаю кучу email’ов про UNSEEN TERROR. Shane (который все эти годы серьёзно сконцентрирован на NAPALM DEATH, но также переиграл в куче проектов, в таких как MEATHOOK SEED, BRUJERIA, LOCK UP и VENOMOUS CONCEPT) и я всегда говорили, что UNSEEN TERROR формально никогда не распадались… и я занят работой над новым материалом в данный момент! Я записал несколько демок, и отправил их Shane’у – они очень ему понравились. Уже даже есть несколько лейблов, заинтересованных в издании нашего нового альбома, когда он будет готов! Shane в этот раз не хочет играть на барабанах, а желает быть басистом, и это нормально, т.к. у нас уже есть несколько заинтересованных барабанщиков на примете. Новые песни будут в оригинальном стиле UNSEEN TERROR, но с более современным звучанием. Я серьёзно работаю над песнями, спешить некуда, не так ли? Я очень доволен, т.к. хоть и всё двигается очень медленно, но совершенно точно альбом будет, и когда люди услышат его, то будут приятно удивлены! Это экстремальная музыка… что-то среднее между REPULSION, TERRORIZER и CARCASS, но с кое-какими своими наворотами.”

unseen-terror8Mitсh подводя итог: “Это было весьма забавно, как развивалась вся эта кроссовер тема – я помню Dave Lombardo в футболке DRI, Jeff Janneman’а в футболке VERBAL ABUSE… ну а черепа CORROSION OF CONFORMITY были и вовсе повсюду! Это было очень классное время! Ну а мы просто делали, что нам нравилось, не имея каких-либо серьёзных планов. Мы играли от всей души, и получали удовольствие от своего участия в сцене… знакомясь со всеми этими угарными чуваками вроде типов из EXTREME NOISE TERROR. Нам очень нравилось, что делали эти люди, а им нравилось то, что делали мы. Это было действительно замечательное время!”

NAPALM DEATH

18 Июл

ImageЕсли вы спросите любого, даже просто прохожего на улице, назвать хотя бы одну UKHC группу, больше всего шансов, что это будет NAPALM DEATH. Эта скромная группа из Бирмингема не только в десятки раз кого угодно обогнала по продажам своих релизов, но и повлияла на сотни, а то и тысячи групп по всему миру, породив международное grindcore движение, а также изменив курс экстремальной музыки изобретя “blast beat”. Всем известно, что NAPALM DEATH до сих пор очень активная группа, но сейчас они не имеют практически ничего общего со своей ранней инкарнацией 1981 года. На самом деле, большинство людей даже и не догадываются, что ко времени, когда NAPALM DEATH издали свой гипер-скоростной “Scum” LP 1987 года, группа уже существовала в разном виде уже целых 5 лет, даже поучаствовав на третьей части сборника “Bullshit Detector”, который издавали британские анархо-панки CRASS.

Рассказывает вокалист и басист Nik Bullen: “Я начал слушать панк в 1978 году, когда мне было всего 10 лет. До этого у меня не было какого-либо серьёзного интереса к музыке, меня больше интересовали фильмы. Панк в то время был очень популярен – он был даже по телевидению, вы просто не могли не замечать его, и когда я впервые увидел BUZZCOCKS и THE STRANGLERS, то сразу понял, что это то что мне нужно! Начиная с этого момента, меня перестали интересовать прежние увлечения, музыка стала для меня самым главным. Очень скоро я уже начал слушать менее популярные панк группы – такие как THE PACK и CRASS. После того, как я нашёл для себя CRASS, все эти “большие” группы стали для меня какими-то пустыми и неинтересными. Я жил в небольшой деревушке Meriden, что находится в 8 милях от Бирмингема. Если быть точным, я жил даже не совсем в деревне, а рядом. У моих родителей было небольшое хозяйство со множеством лошадей, коз и кур повсюду. Самый первый концерт на котором я побывал – это были THE DAMNED в Бирмингеме, во время своего тура в поддержку альбома “Machine Gun Etiqutte” в клубе Odeon. Мне тогда всё ещё было 10 лет!  Мы с другими несовершеннолетними были очень счастливы, потому что большинство групп выступало в Digbeth Civic Hall, куда пускали только совершеннолетних. А CRASS я увидел живьём первый раз в 1980…”

Чудом нашедшийся музыкальный единомышленник Miles ‘Rat’ Ratledge жил по соседству с Nik’ом в скучном Meriden, и вместе они начали делать свой фанзин “Anti-Social”, а также предпринимать первые попытки играть примитивную панк музыку – Nik на гитаре, Rat на барабанах. Свой первый концерт (всё ещё как дуэт) они отыграли в апреле 1981 под названием CIVIL DEFENCES, но в следующем месяце, взяв в группу гитариста Simon Ockenheinem (aka Si O), решают поменять название на NAPALM DEATH.

Продолжает Nik: “Я решил уйти с гитары и играть на басу и петь одновременно – это и был первый настоящий состав NAPALM DEATH. Тогда всё это было на очень любительском уровне — у нас были песни с одними и теми же гитарными рифами, припевы не отличались от куплетов и т.п., что на самом деле мне до сих пор нравится, есть много хороших записей в таком примитивном стиле! Мы вдохновлялись CRASS, POISON GIRLS, FLUX и другими анархо-панк группами, но нам совершенно не нравились все эти группы с Riot City и No Future Records.

А ещё нас реально очень интересовали непопулярные группы вроде THE MOB, THE SINYX, THE SNAILS, о которых мы узнавали из фанзинов. Нам нравилась вся эта DIY эстетика и политический аспект в музыке. Но не смотря на всю нашу одержимость CRASS и ко., мы не переставали интересоваться другими видами панка. Когда появились GBH, мне они действительно очень понравились, и я до сих пор обожаю  «Leather, Bristles, Studs And Acne» – просто офигительная запись. И что делает её особенно привлекательной, так это тот факт, что вы не можете точно назвать чем они вдохновлялись. Т.е. вы понимаете, даже THE DAMNED по сути были как MC5, но GBH и DISCHARGE (которых мы тоже очень любили) звучали просто ни на что не похоже, что было до них! ”

Первый концерт под именем NAPALM DEATH был вместе с группой BIBLE OF SINS (“Они были как DISCHARGE, и всегда хорошо относились к нам” – добавляет Nik), в группе появился басист Robbo, соответственно Nik стал свободным вокалистом, а также Si O на гитаре заменил Darryl Padeski, который сейчас работает оператором на BBC. В таком составе были сделаны первые записи.

Nik, вспоминая о том концерте: “В нас кидали стаканами, а барабанщик одной из групп порекомендовал нам свалить со сцены. У нас была песня «Punk Is A Rotten Corpse», и, само собой,  панкам она не очень то нравилась, к тому же, по приколу я выступал с картонным ирокезом на голове, пародируя мачо поведение многих панков. Мы считали все эти прикиды и поведение панков тех лет самым что ни наесть конформизмом. После этого мы записали девяти-песенное демо у гитариста в прихожей. Основной причиной, почему мы взяли Darryl’а в группу – это потому что у него было красиво нарисовано лого  THE DAMNED на косухе… ну и у него был дисторшн на гитаре! Мы отыграли ещё один концерт вместе с ним, записали ещё одно демо (в этот раз 15 песен), которое издал Mick Slaughter (Obituary Fanzine). Мы списывались со множеством групп и зинов в то время, у нас даже был свой кассетный лейбл Contamination– благодаря нему мы менялись кассетами со всеми. Miles также управлял лейблом Twisted Tapes, названный по его новому зину Twisted Nerve. Вообщем,  благодаря этому тогда не было проблем с общением с единомышленниками.”

К концу 1982, Robbo перешёл на гитару, а новый басист Finn пришёл в группу только чтобы записать ещё одно демо 1 апреля 1983 года, на котором присутствовал трек ‘The Crucifixion Of Possessions’, который в итоге попал на сборник ‘Bullshit Detector, Volume 3’.

Nik: “Это была очень анархическая запись, с очень политическими текстами. Мы много слушали в то время THE EX и THE RONDOS. В таком составе мы дали несколько концертов . Один в Ноттингеме с SUBHUMANS, CHAOS UK, DISORDER, ANTISECT и AMEBIX – это был хороший концерт, но я там очень плохо отыграл. Я очень нервничаю и нахожусь в напряжённом состоянии, когда играю живьём, поэтому, чтобы было хоть немного легче, мне приходилось выпивать очень много бухла… на самом деле это не работало. На этом же концерте, панки всё время пытались стащить меня со сцены и побить. Они в итоге сделали это на улице, и избитого меня выкинули в реку – и тогда мне было всего 13 лет…  Не смотря на это, в Ноттингеме было много хороших людей с кем я общался, такие как Dig и Kalv, благодаря которым я начал читать журнал Flipside, откуда узнал о финских группах вроде KAAOS и RATTUS, а также о MDC из США. И я начал всё больше и больше интересоваться такой музыкой, потому что новое поколение британского анархо-панка вроде CONFLICT и DIRT мне совершенно не нравилось, как бы я не пытался проникнуться им. Я считал весь этот новый скоростной хардкор трэш из других стран намного более интересным. А в конце 82 или начале 83 я услышал демо группы THE ASYLUM – просто безумнейшая нойз группа из Сток-Он-Трента (их барабанщик потом играл в BROKEN BONES) – и это до сих пор одна из моих самых любимых хардкор трэш записей! ”

Тем временем, после концерта в Лондоне вместе с THE APOSTLES (Milesдаже отыграл у них на барабанах три песни), NAPALM DEATH ушли во временный отпуск. Вдохновившись оголтелостью THE ASYLUM и UNITED MUTATION, Nik продолжил играть в THE USELESS EATERS и в изумительно-названных THATCHER’S GUTS.

Nik о приостановке деятельности NAPALM DEATH: “В том году мы все закончили школу, я стал больше тусоваться с Justin Broadrick, с которым познакомился в центре Бирмингема, где он продавал кассетные бутлеги BIRTHDAY PARTYи KILLING JOKE. Другой чувак по соседству продавал множество power electronics музыки вроде THROBBING GRISTLE и WHITEHOUSE. В разговоре мы пришли к выводу, что слушаем и любим одно и тоже – всё, начиная от CRASS до DISCHARGE, и мы начали играть industrial и шумную power electronics музыку вместе. Мы часами записывали её! Получилось, что я немного отошёл от панка, хоть и продолжал ходить на CRASS, где бы они не выступали. Мне было уже 16, и я слушал всё, что имело свой дух… не только панк и трэш, но и регги, психоделию, гараж, рокнролл, ранний хип-хоп. Мы устраивали вечеринки, где включали  DISORDER, за ними THE PINK FAIRIES, затем какая-нибудь регги группа, затем и вовсе HAWKWIND– всё на одной тусовке! Это было странное время – мы ходили на все эти бесплатные фестивали с кучей хиппарей и т.п. Rat построил рампу для скейтбординга в месте, о котором знали только свои ребята. В итоге там собирались тусовки в 50 человек, все слушали хардкор трэш, курили травку и пили сидр!”

К концу 1984 Daz Russel начал организовывать хардкор панк концерты в пабе Mermaid’а, в котором Nik, Justin и Miles любили побухать. В итоге это стало настолько популярным местом, что каждая уважающая себя панк группа выступала там во время туров по Британии, и туда съезжался народ со всех концов страны. В июле 1985 NAPALM DEATH решают вернуться к активной деятельности, взяв Justin’а на гитару. Уже через месяц они дают свой первый концерт в таком составе.

“На самом деле мы отыграли даже два концерта в тот день! Мы ездили в Телфорд, чтобы отыграть в амфитеатре на открытом воздухе вместе с CHUMBAWAMBA, BLYTH POWER и FLOWERS IN THE DUSTBIN. Мы позвали всех чуваков с собой, в том числе и Pete, который позже стал играть в DOOM и EXTREME NOISE TERROR– ему тогда было всего 13 лет. Мы собирались отыграть семь песен, но после двух песен я умудрился порвать все струны на своей басухе, я взял басуху CHUMBAWAMBA, и на ней тоже умудрился порвать струну!  К этому времени мы уже все были под различными галлюциногенами, и решили ехать обратно в Бирмингем слегка оттянуться, и там уже отыграли свой второй концерт за день вместе с WE’VE GOT A FUZZBOZ AND WE’RE GOING TO USE IT. Во время выступления мы разбили весь свой аппарат, и повсюду раскидали барабаны… именно тогда мы обрадовались тому факту, что мы снова полноценная группа!”

NAPALM DEATH скоро стали очень популярными локально, а с их популярностью, их постоянно зовут на разогрев приезжих групп, что  помогало собрать кучу народу на этих концертах, а соответственно и окупить их.

“На одной неделе мы играли с RUBELLA BALLET и THE SEARS, на следующей вместе с INDECENT ASSAULT и FALL OF BECAUSE, а ещё через неделю вместе с ICONS OF FILTH, ANTI-SYSTEM, SACRILEGE и CONTEMPT!”

ImagePete ‘Peanut’ Shaw (сейчас читает лекции о музыке в колледже Бирмингема) стал басистом группы, и в таком составе было записано демо “Hatred Surge” – именно на этой записи группа начинает играть всё более и более быстро, но всё ещё с сильным влиянием KILLING JOKE и AMEBIX, особенно в ритмах Rat’а.  Однако, это была его последняя запись с NAPALM DEATH, т.к. Nik и Justin решили, что им нужен гораздо более скоростной барабанщик, чтобы воплотить все их задумки.

Nik: “После записи демо «Hatred Surge»,  мы отыграли концерт вместе с THE DEPRAVED и DOA, а после этого и с HERESY, CONCRETE SOX и VARUKERS. К концу ноября Peanut решает покинуть группу, т.к. ему не нравилось наше направление на ускорение музыки, поэтому мне пришлось снова вернуться на бас, но только лишь на месяц. За этот месяц мы сгоняли в Ноттингем, где первый раз отыграли вместе с EXTREME NOISE TERROR. В тот же день мы вернулись домой и пошли на концерт DISORDER и DIRGE– т.е. за один день мы увидели самые лучшие хардкор трэш группы Британии, и мы решили, что нам нужно тоже играть максимально быстро, но на тот момент времени у нас это ещё не совсем получалось. Но к фесту в марте 1986 вместе с AMEBIX, HERESY, POTENTIAL THREAT, DEVIATED INSTINCTи SKUM DRIBBLURZZZя начал замечать, что мы всё ближе и ближе к заветной цели. На нашем выступление происходило полнейшее безумие! Если вы будете слушать концертные кассеты того времени, там есть очень забавный момент – после первых песен все молчат и никто даже не хлопает, после ещё нескольких песен народ уже начинает угарать, ну а к концу все просто орут в угаре и погружаются в адское безумье!”

В марте 1986 группа отправляется записывать демо ‘From Enslavement To Obliteration’, именно на этой записи делает свой дебют барабанщик Mick Harris, и именно на ней можно услышать классическое звучание NAPALM DEATH (близкое к “Scum”) – тяжёлые CELTIC FROST рифы, чередующиеся скоростной долбёжкой, и всё это с атмосферой и эстетикой анархо-панк группы.

ImageMick: “Мы все любили панковскую сырость CELTIC FROST – это было настолько основопологающим, таким непосредственным! Justin подсадил меня на всю эту трэш тему – он дал мне послушать POSSESSED (моя первая death metal пластинка), KREATOR, DESTRUCTION, CELTIC FROST, SLAYER и более андеграундные группы.  Justin любил как гитарные рифы SACRILEGE, так и простоту и плавность CELTIC FROST– и всё это очень помогло оформить наше собственное звучание. Мы могли чередовать примитивную скорость CHAOS UK/DISORDER с медленными CELTIC FROST вставками. Энергия и мощь присутствовала и там и там. Да, в то время уже началась волна кроссовера, но многим людям не особо она нравилась – эти группы были со слишком чистым звуком, слишком техничные, совсем не панковые… но СELTIC FROSTлюбили абсолютно все! ”

Видя, что группа становится всё более серьёзной, Daz Russell пробивает концерты NAPALM DEATH по всему Midlands, и вскоре просит их записать материал для split 7” вместе с ATAVISTIC, которую он хотел сам и издать. Офигев от перспективы официального винилового релиза, NAPALM DEATH отправляются на студию, где записывают 12 песен, которые в итоге (но намного позже) стали стороной A альбома “Scum”. К несчастью для Daz Russell, группа осознала, что обладает потенциалом для более серьёзной записи, и не стали сразу же предоставлять ему свои мастер записи.

Mick: “Да, Daz на самом деле оплатил запись стороны A альбома “Scum”. Эти песни должны были быть 7” на его новом лейбле, или может быть Split 12” или типа того. Он дал нам  £90, но мы решили не отдавать ему наши мастер-записи, потому что он нам никогда не платил за концерты, на которых мы играли, и он вполне хорошо заработал на них.  Если быть честным, мы и никогда не просили у него денег, но было бы неплохо, если бы он нам хотя бы бухла давал за выступления на его концертах. Он ставил нас на многие концерты, потому что на нас ходило много народу, благодаря чему он мог оплатить выступление хэдлайнерам. С одной стороны мне немного неудобно перед ним, за то что мы не дали ему мастер-записи, но в тоже время он ведь на нас и так хорошо наживался, поэтому мы решили не отдавать наши мастер-записи, решив их придержать до лучших времен, для того, кто поможет это вывести на качественно новый уровень.”

К их удивлению, ни Children Of The Revolution, который издавал куда менее популярные группы чем NAPALM DEATH, ни Pusmort, чей управляющий Pushead нахваливал демо NAPALM DEATH в Maximum Rocknroll, не заинтересовались в издании NAPALM DEATH. Прошёл почти целый год, прежде чем Dig Pearson из Earache Records сам предложил им издать альбом на своём лейбле. К этому времени NAPALM DEATH пережили огромное изменение в составе – в группе остался один лишь Mick Harris.

Nik: “Все рифы, что мы с Justin’ом придумали для “Scum” были всего лишь переигранными рифами CHAOS UK и DISCHARGE, но в несколько раз быстрее. В тоже время, мы никого умышленно не копировали, мы просто впитали в себя всё, что слушали в то время. Как бы ещё мысмогли объединить медленные тяжёлые рифы CELTIC FROST вместе со скоростью SIEGE? Я назвал SIEGE, но ни одна из наших песен не звучит прям уж сильно похожей на SIEGE… мы взяли их агрессивную подачу, и сыграли это по своему. Некоторые песни мы написали прямо во время записи на студии, в том числе “The Kill” и “You Suffer”, когда записывали «From Enslavement…» В определённой степени “You Suffer” была вдохновлена песнями вроде “E” у WEHRMACHT. Многие люди считают, что NAPALM DEATH стали первыми играть такие короткие песни, но я могу вспомнить как минимум 15 аналогичных примеров, которые я слышал на демо-кассетах других групп, ещё до того, как мы придумали песню “You Suffer”… Но к тому моменту группа начала отдаляться от моей точки зрения, начались персональные проблемы… нас было аж трое лидерских характера в группе, и никто не хотел уходить на задний план – каждый из нас пытался быть лидером группы. Но были и другие раздражающие моменты, например, когда CONCRETE SOX позвали отыграть с ними концерт, что было очень здорово для меня, т.к. я обожал эту группу. Мы приехали в Ноттингем за ночь до концерта, и вписывались у John’а из CONCRETE SOX, но когда мы проснулись утром, Mick Harris’а не было с нами! Мы долго его ждали, думали, что он ушел по магазинам, но он так и не вернулся. CONCRETE SOXпоехали давать концерт, а мы вернулись домой в Бирмингем… важно отметить, тогда у нас было очень мало денег, и мы думали, что получим деньги с концерта, чтобы вернуться домой. Приехав домой, мы пошли на концерт ELECTRO HIPPIES, и чтобы вы думали? Там тусовался Mick Harris! Он решил, что лучше пойдёт на концерт ELECTRO HIPPIES, чем будет играть концерт с нами. Он просто взял и уехал домой, никого из нас не предупредив. У него был свой круг общения, с которым я не особо дружил. Вобщем, единственное, что нас действительно объединяло – это только лишь музыка, и больше ничего. Я начал ощущать себя отдалённо от группы, и вместе с этим терять интерес к ней. В итоге я сказал “Ага, я не могу играть на басу, я полный лох в этом, найдите себе кого-нибудь другого…” А они мне в ответ “Ааа, ну круто, ты хочешь сконцентрироваться на вокале???” Но на самом деле я просто хотел уйти из группы…”

Новым басистом стал Jimmy Whiteley– панк из Бирмингема, который на тот момент ещё играл в недолго просуществовавшей группе DROP DEAD (в которой также играли Andy Whale из BOLT THROWER, Shane Embury на гитаре и Mick Harris на вокале), после того как ему позвонил Justin.

Image

Jim: “Я знал о NAPALM DEATH из зина Twisted Nerve ещё в 1983 году! Если бы мне сказали в то время, что этот зин написан двумя школьниками Rat и Nik– я бы вам не поверил, потому что  материал был очень грамотный и хорошо написан. Потом я услышал их песню на сборнике «Bullshit Detector», но она мне не особо понравилась. К тому времени я стал получать микстэйпы от Paul May (Final Curtain Fanzine) и Mick Slaughter (Obituary Fanzine), и они открыли моим ушам множество замечательных хардкор групп со всего мира. Мне очень нравилась это сочетание скорости и сырой агрессии. Я не видел NAPALM DEATH живьём до 1985 года, в то время они уже играли материал с демо “Hatred Surge”. Я предпочитал быструю музыку, но в этот раз мне понравились их песни, прежде всего из-за интересных гитарных мелодий, напоминающих KILLING JOKE. Я купил бас-гитару в июле 1986, когда обнаружил леворукую басуху Westone в одном из секонд-хенд магазинов. Я хотел бы играть в какой-нибудь группе, и решил, что на басу будет проще всего научиться играть, по крайней мере такую музыку. Через несколько недель я уже был частью проекта DROP DEAD, но мы ниразу не играли вне стен репетиционной комнаты. Затем в сентябре, после записи стороны А альбома “Scum”, у ND начались конфликты внутри группы, Nik был очень разочарован происходящим. Я не думаю, что Mick и Justin понимали на 100 процентов, что вообще происходит с группой, и они решили все сделать по худшему сценарию, т.е. позвали меня играть на басу в NAPALM DEATH в качестве замены Nik’а, причем они знали, что басист из меня был никудышный, и у меня нет своего аппарата. Justin пришел ко мне в гости, показал несколько песен, и скоро мы уже репетировали. Justin играл на гитаре и пытался петь. Я понимал, что моё неумение играть на басу будет большой помехой в развитии группы, но я надеялся, что за время репетиций смогу играть лучше – тем более один хрен, мою басуху было плохо слышно из-за стены общего шума! Затем Nik вернулся в группу в качестве вокалиста, и мы отыграли несколько концертов. Последний концерт с Nik’ом и Justin’ом в составе, был на разогреве у SACRILEGE в Лидз, после которого Justin решил уйти играть в HEAD OF DAVID, и был временно заменён Frank Healey, который потом играл в BENEDICTION (ну и в SACRILEGE тоже!). “

Nik’у очень не нравилась новая динамика группы, и он решил окончательно уйти. Nik’а уважительно заменил Lee Dorrian – анархо-панкер из Ковентри, а Justin’а  Bill Steer– шестнадцатилетний тэйп-трэйдер из Ливерпуля, который до этого делал замечательный зин Phoenix Militia.

Nik: “Прежде всего, меня бесило пренебрежительное отношение со стороны Mick Harris’а, но я не особо хорош в конфликтах, поэтому я просто пытался убежать от проблемы через алкоголь. Justin’a, которого я очень уважал, и до сих пор уважаю,  позвали играть в HEAD OF DAVID, и они были превосходной группой живьем, действительно мощной, действительно интенсивной, и я догадываюсь, что он пораздумав понял, что у NAPALM DEATH нет особого будущего как группы, в отличие от HEAD OF DAVID, поэтому он решил играть с ними. И на мой взгляд, всё это было началом конца, потому что теперь я остался наедине с самим с собой в компании людей, которые мне не нравились. Также после ухода Justin’а, мы играли концерт в Лидзе, и каждый на концерте c ухмылкой кричал “БЫСТРЕЕ! БЫСТРЕЕ!!!”, и тогда я осознал, что мы становимся цирком-шапито. Никто не хотел слышать наши идеи, им просто нужна была карусель, на которой бы они развлекались… и если бы мы продолжили этот путь карусели, всё бы это стало работой, а я не хотел превращать в работу то, что я очень люблю — а конкретно музыку. Да и NAPALM DEATH становились всё более метальной группой… окей, мне нравился metal thrash вроде REPULSION, но это было не то, что я хотел играть. NAPALM DEATH становилась группой, которая следует за другими людьми, а не следует своим инстинктам. Беря в расчёт все это вместе, по пути на репетицию я понял, что не хочу заходить в репетиционную комнату к этим людям. Я купил бухла, сел на скамейку и в стельку накидался, размышляя о том, что я больше никогда не вернусь к ним. И спустя месяц, как я перестал приходить на репетиции и отвечать на телефонные звонки, они поняли, что я ушел из группы, и они сразу повали Lee в качестве замены. Я был очень рад, что покинул группу и ушёл прочь от этих людей.”

Lee Dorrian на самом деле только что купил себе бас-гитару и планировал переехать жить в Кардифф, чтобы играть в уважаемой анархо-панк группе ICONS OF FILTH, но этого не произошло, потому что он не играл на басу достаточно хорошо. В то же время он пытался занять вакантное место на басу в DOOM, когда он получил звонок от NAPALM DEATH о предложении стать вокалистом. Вскоре он уже дебютирует вместе с ними живьём, не проведя ни одной полноценной репетиции, выступая на разогреве у ANTISECT и HERESY.

ImageLee: “Я видел Nik’а и Rat’а на ночных показах фильмов ужасов в кинотеатре ABC в Ковентри. Мы принимали волшебные грибы и LSD, и смотрели gore и splatter фильмы до шести утра! Ну а на живых концертах NAPALM DEATH я присутствовал не менее 60 раз, до того как сам стал вокалистом этой группы. Собственно так мы и были знакомы, просто потому что у нас были общие интересы. В то время сцена была не особо большой, и абсолютно все знали друг друга. Только с приходом Mick Harris’а они стали играть действительно очень быстро, вокруг них стали даже ходить шутки вроде “Не думаешь ли ты, что сегодня NAPALM DEATH будут играть ещё быстрее, чем на прошлой неделе?” И так оно и было – они играли ещё быстрее. Настолько быстро, что ты даже не мог себе раньше такое представить. До  NAPALM DEATH я был в школьной группе PIG DISEASE, а также в ARMED REVOLUTIONARY FACTION – мы были вдохновлены анархо-синдикализмом, WRETCHED, DISORDER, SKUM DRIBBLURZZZ и EAT SHIT… У меня даже не было микрофона, мне приходилось кричать в деревянную ручку отвёртки! Сперва я был очень шокирован и разочарован уходом Nik’а из NAPALM DEATH, но хорошо пораздумав я решил “А я ведь обожаю эту группу, хоть у меня почти и нет опыта в вокале, почему бы не попробовать?” C самого начала, я только и хотел, что продолжать оригинальную идею группы, особенно в вопросах лирики. Моими любимыми авторами текстов были Blinko, Rimbaud, Stigи др. Хоть и музыка стала меняться, становясь все более и более металлизированной, я старался сохранять хардкор\анархо этику группы. Если говорить о вокале, в то время на меня сильно повлияли Cal из DISCHARGE, Sakevi из GISM, Sothiraиз CRUCIFIX и Pete Lyons из ANTISECT, а также вокалы на стороне EXTREME NOISE TERROR на сплите с CHAOS UK. Мне просто крышу снесло, когда впервые услышал их!”

Желая продемонстрировать новый состав, Mick Harris вскоре зазывает новых NAPALM DEATH обратно в студию, где была записана сторона B альбома “Scum”. В момент когда Earache решились издать этот альбом, ни группа, ни лейбл даже подумать не могли, насколько влиятельным будет этот альбом.

Mick: “Я верил в это дело… я любил его – это было всей моей жизнью, и вдруг всё пропало. Но вскоре после ухода Justin’а и Nik’а, Dig (Earache) вышел со мной на связь, потому что понимал, что я хочу продолжать NAPALM DEATH, а он в свою очередь хотел урвать сторону А, пока он мог. Я помню видел его на нескольких концертах, где мы играли, но только в марте 1987 он позвонил мне, сообщив, что хочет встретиться живьём и обсудить вариант, чтобы группа как можно скорее отправлялась на студию.”

“Обе стороны альбома“Scum” были записаны ночью, потому что ночью  ощутимо дешевле, и обе были записаны под руководством Mike Ivory. Я стал одним из основных сочинителей песен, придумывая их сидя вместе с моей двух-струнной гитарой, подключенной к музыкальному центру. На самом деле я даже не умел играть на гитаре, и до сих пор не умею – я просто зажимал E и A струны так, чтобы они звучали как баррэ-аккорд, и записывал ручкой на бумаге понравившиеся варианты. У меня до сих пор есть эти бумаги с записями. Почти всю сторону B я сочинил таким образом. Когда в группу пришёл Bill ему не пришлось особо ничего сочинять, т.к. у меня уже было придумано 16 песен! Я отправился в Ливерпуль ради двух репетиций с  Bill’ом, а затем мы отправились записывать материал. Lee написал тексты песен за ночь до записи. Запись далась легко, но мы возвращались один раз пересвести её, потому что были не совсем довольны звучанием барабанов. Я помню как Dig надоедал “Я не могу потратить особо много денег на вашу запись…” Вообщем он пробил нам четырёх-часовую сессию (с 4 до 8 утра), потому что никто не хотел записываться в такое время, поэтому это было очень дёшево. ”

ImageJimmy: “У нас была всего одна репетиция полным составом, в такое же ночное время как и запись, разве что три часа. John Peel  впоследствии крутил эту запись по радио оченьчасто. Как сказал Mick Harris “Если бы не было Джон Пила, не было бы и NAPALM DEATH”.  Говоря о стороне B, на самом деле это всего лишь переработанные рифы с демки REPULSION 1986 года, особенно те песни, что придумал Mick. Те песни, что сочинил я, были больше в духе DISCHARGE, те парочку, что придумал Bill, имели схожую динамику. Если некоторые люди считают эту запись “важной” – это их дело, но лично на мой взгляд были и намного более важные записи. Если бы сторона А была издана сама по себе, то это действительно было бы достойно аплодисментов …”

Несмотря на оговорки Jim’а, этот альбом по всем параметрам остаётся поразительно интенсивной дебютной работой, даже по стандартам современной экстремальной музыки. Хотя сторона А действительно более слушабельная (большое спасибо мощнейшим CELTIС FROST элементам), сторона B тоже не без собственного достоинства. Вместе с прекрасно нарисованной обложкой авторства Jeff Walker (соратник Bill Steer’а по его другой группе CARCASS), британская панк сцена никогда не слышала ничего подобного, даже группы вроде DISORDER не могли сравниться с этим шумом. Хоть и продажи альбома некоторое время были низкими, вскоре альбом попадает в IndieTop 10, и название группы начинают произносить губы каждого уважающего себя тусовщика.

Mick: “На альбоме “Scum” присутствует реальная энергия. Чистая сторона и грязная сторона. Всё было записано на той же студии, под руководством того же человека, но опущенный строй гитары Bill’а придавал звучанию стороны B больше грязи и тяжести. Jimmyлюбил делать максимально возможный дисторшн на свою бас-гитару до такой степени, что в итоге всё просто зашкаливало , и нам приходилось немного пересводить запись. Но грязное звучание – это то, чего мы действительно хотели. Сторона А была слишком вылизанной, но это чистое звучание тоже имеет свои плюсы, и в любом случае оно не менее тяжелое. Мы сохраняли панк энергию в нашей группе. Если вы включите метроном, то сразу станет слышно, что на записи всё очень неровно и небрежно, но в то время не было всяких там ProTools– мы были просто группой, которая по сути записала всё с закрытыми глазами! У нас особо и  репетиций то не было, вся наша мощь и крутость была наиграна на многочисленных живых выступлениях. Последнийразябылвпабе Mermaid вначале 87го. Мы не могли появляться там с новым составом NAPALM DEATH, потому что задолжали Daz Russell’у материал, который он планировал издать на своём лейбле, хотя если быть честным, он никогда не занимался поиском нас, чтобы вернуть свои деньги. Он так и продолжал делать концерты в этом пабе, зарабатывая деньги на концертах, хотя пропуская за бесплатно тех, у кого совсем ничего не было. Но  мы больше так и никогдa не играли там.”

Неудивительно, в скором времени NAPALM DEATHотправляются в свой первый евро-тур. “Неудивительно”, потому что для любой UKHC группы того времени, как можно скорее отправиться на европейский континент — это было обязательным шагом в развитии группы.

Lee: “Тот первый тур с RIPCORD был весьма забавным. Это было что-то вроде кучки детей, которых засунули в вэн и отправили колесить по Европе несколько недель с целью узнать, что же с ними приключиться. RIPCORD были нашими хорошими друзьями, клёвые ребята. Нашей туровой диетой было распитие эля в таком количестве, в каком вообще это возможно, заедая банками с чечевицой, украденные из супермаркетов.  Было очень круто, когда мы тусовались в Швейцарии с ребятами из FEAR OF GOD. Dave Phillips был веганом, и он накормил нас самыми вкусными тофу и соевыми продуктами! Мы также познакомились с Martin Ain из CELTIC FROST в Цюрихе, что было супер круто. Тони из SACRILEGE был нашим водителем, и был небольшой инцидент на дороге во время пути. Мы спали где только могли: крастерские сквоты, гаражи, туалеты… Я вернулся домой с чесоткой… Во время тура произошёл конфликт между Jim’ом и Mick’ом, что в итоге привело к уходу Jim’а по возвращению домой в Британию. Меня это очень задело, потому что Jim был тем человеком, кого я хотел видеть в группе, к тому же он писал отличные тексты.  Должен признаться, что с его уходом, я стал чувствовать себя очень одиноко в группе в плане идеологии. ”

Jim, который после ухода из NAPALM DEATH стал играть в RIPCORD, хотя в будущем ещё вернётся ради записи нескольких песен для ‘Leaders Not Followers 2’ 2004 года: “Это было здорово посетить различные страны во время евро-тура. У меня не было возможностей путешествовать за границы Британии, не беря в расчет школьную поездку в конце 70х, которая была просто как выходные с друзьями. Было здорово получать вознаграждение бесплатным пивом, едой, и видеть мощнейшую поддержку посетителей концертов – всё это сильно отличалось от того, что было у нас дома. К сожалению, этот опыт был испорчен, когда один участник группы начал принимать все слишком всерьёз, когда чувство товарищества было узурпировано недавно появившимся и усиливающимся эгоизмом. Я ушёл из группы под дождливым облаком, но я никогда не питал обиды по отношению к Lee или Bill’у, а уж тем более Justin’у и Nik’у. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на такие глупости. Учись на своих ошибках и двигайся дальше. Я считаю хорошими друзьями людей, что сейчас играют в NAPALM DEATH, мы даже тусуемся иногда вместе, когда они не на другой части планеты. Я не видел других участников группы уже много лет, кроме Nik’а, с которым я иногда встречаюсь, но надеюсь, что всё с ними хорошо.”

Jim был заменён на басу Shane Embury, который до этого был барабанщиком UNSEEN TERROR, и в таком составе NAPALM DEATH записывают свою первую из множества хорошо встречаемых слушателями Peel sessions.

Lee: “На самом деле, записывать песни для радио-шоу Джона Пила было для меня лучшим моментом в истории группы. Быть в группе, которую поддерживает человек, радио шоу которого я слушал с самого детства – это просто неописуемое чувство! ”

Mick: “У нас даже особо не было своего аппарата на тот момент, если вы можете поверить в это. У меня было немного тарелок, педалей и стиков, у Билла была гитара, у Шейна была басуха – только самое основное. И в таком виде мы попадаем на серьёзную студию – это было очень ново для нас, вся эта профессиональная аппаратура и т.п. Я никогда не забуду, как продюсер Dale Griffin сказал “Окей, у вас есть двадцать минут, четыре песни…”, а мы ему в ответ “Дядя, мы запишем 12 песен за 4 минуты!” На что он переспросил, думая что ему послышалось “Сколько-сколько песен за 4 минуты?!?!” А в соседней комнате был Danielle Dax, и когда мы записывали вокалы, Dale позвал инженеров записи Danielle Dax’а сказав “Вы, блядь, только это послушайте!!!” Мы с Lee записывали двойные вокалы – высокие крики и низкий гроул, на что они сказали “Вы надорвёте себе голос, если будет так петь…” Незабываемый опыт! А какая классная акустика была в студии, там был настоящий реверб без всякой обработки!”

Image

Второй альбом группы ‘From Enslavement To Obliteration’ был в духе стороны B альбома “Scum”, но с более чистым звучанием и более серьёзным продакшеном.

Lee: “Да, я очень горжусь этим альбомом, без сомнений. Это был мой первый реальный шанс стать полноценным автором текстов… как я уже сказал раньше, это было очень грустно для меня, когда Jim покинул группу, и я действительно сперва чувствовал давление в попытке соответствовать тому, что было в группе еще задолго до меня. Большинство тем моих текстов были связаны с исследованием самого себя, и отношений с другими людьми вокруг меня, во многом я чувствовал какую-то обязанность смотреть на свои собственные недостатки и стереотипы перед тем, как обвинять других людей в них. Конечно, против корпораций и институтов власти я тоже пел, но меня очень настораживал тот факт, что большинству людей, покупавшим наши пластинки, было совершенно пофигу до текстов песен…  В любом случае, этот альбом был более резким и брутальным чем “Scum”.  На нём были мощнейшие рифы DISCHARGE и немного влияний андеграундного метала — таким образом мы провели мост между двумя стилями музыки.”

Обложка журнала New Musical Express, говорившего о NAPALM DEATH, как о “самой быстрой группе в мире” была только на пользу группе, и помогла новому альбому занять первое место в инди-чарте. На волне популярности феномена NAPALM DEATH, BBC включает их в свою теле-передачу Heavy Metal Arena.

Image

Последующий “Mentally Murdered” EP ещё больше усилил положение группы, и в скором времени ND отправляются в свой первый тур в Японию. Однако, то что должно было быть моментом триумфа, из-за плохой организации стало полнейший провалом, из-за которого группу покинули вокалист и гитарист.

Lee: “Японский тур был одновременно и классным и провальным для меня. Все в группе говорили, что мечтают побывать там с концертами, поэтому я организовал что-то вроде обменного тура с японскими хардкор трэшерами S.O.B. Я привёз их в Великобританию и Европу, а вернувшись домой, они привезли нас в Японию.  Концерты были великолепными  – мы играли с OUTO, LIP CREAM, GAUZE, DEATH SIDE– с этой точки зрения всё было просто супер. Также, мы увидели Японию в таком виде, в каком её видят обычные японцы каждый день, т.к. мы тусовались и путешествовали по Японии вместе с S.O.B. в одном вэне. В наши дни, когда я приезжаю туда вместе с CATHEDRAL, нас встречают, скажем так, немного роскошнее.  Во время путешествия стало ясно, что вместе с Mick’ом нам в одной группе не ужиться. Они с Шейном хотели уже работать с менеджером и т.п. У меня же всё ещё был DIY настрой в голове, который группа в итоге полностью потеряла, и мы просто осознали, что не можем работать вместе. Я потратил месяцы на организацию этого тура, что стоило мне немалых денег за телефонные звонки, факсы и т.п. Этот тур сильно утвердил позиции Earache Records в Японии, т.к. мы были первой группой лейбла, посетившей Японию. Перед самым туром мы получили чеки с небольшим гонораром, но потому что я был очень занят, у меня не было времени сходить в банк и обналичить чек – я планировал это сделать по возвращению. Авиа-билеты вышли немного дороже чем мы ожидали, и в середине тура Martin Nesbit (работник Earache Records, который отправился вместе с нами в Японию) мне неожиданно заявляет, что другие участники группы, вместе с  Digby Pearson решили использовать чек моего гонорара, чтобы покрыть затраты на авиа-билеты. Это решение они приняли даже не спросив меня, и было высказано мне человеком, который даже не является участником группы… это было последней каплей терпения для меня. Всё что их волновало – это деньги и своё благополучие. Прям как у Джонни Роттена на последнем концерте SEX PISTOLS, моими последними словами на моём последнем концерте NAPALM DEATH в Токио в 1989 году были «Haha! Ever get the feeling you’ve been cheated?» и  «The exit signs are clearly marked!» Конечно, никто не понял к чему это я. По возвращению в Англию, я заявил, что не собираюсь больше быть участником группы, и вскоре после этого Bill решает покинуть группу тоже, решив сконцентрироваться на CARCASS. Да, мы были наивными детьми в то время. Я просто пытался двигаться дальше. Я до сих пор в хороших отношениях с Shane’ом и Bill’ом, и мы часто видимся.

На замену Lee приходит локальный металлист Barney Greenway, но что было действительно большим сюрпризом, так это заменить Bill’а аж двумя АМЕРИКАНСКИМИ гитаристами. Этот новый состав хоть и занял своё важное место в death metal сцене, но полностью изменил звучание группы, и этого музыкального курса NAPALM DEATH придерживаются до сих пор.

ImageMick: “Да, уход Lee и Bill’а слегка шокировал нас, но мы с Шейном не переставали верить в наше дело.  К нам пришла эта безумная идея с американскими гитаристами, потому что мы оба любили группу TERRORIZER, а они в свою очередь обожали NAPALM DEATH. Узнав, что Jesse Pintado ничем в данный момент не занимается, потому что барабанщик Pete и басист\вокалист David уже играли в MORBID ANGEL, мы позвонили ему с предложением пойти в NAPALM DEATH, на что он сразу согласился. Прилетев в первый раз, его не пустили в Британию из-за проблем с документами, и ему пришлось лететь обратно в Лос-Анджелес. Во второй раз всё было нормально. Barney был моим другом, и он был очень увлечён death metal’ом, который и хотела играть наша группа, и у него был отличный вокал – мы решили взять его в группу. Mitch тоже был моим другом, я ездил к нему в Вегас, и мы вместе собрали проект DEFECATION. Другие ребята в группе не очень то поддерживали идею о втором гитаристе, но они согласились попробовать, и всех всё устроило. Второй гитарист пришёл из группы RIGHTEOUS PIGS, от которой я очень пёрся, а они также были фанатами NAPALM DEATH. Собравшись вместе всё пошло-поехало – куча концертов, туров, нового материала… всё становилось больше и серьёзнее. Да, мы потеряли некоторых старых фанатов группы, которым не нравился наш уход в музыке в сторону death metal, но в тоже время обрели много новых. Всё развитие звучания было так или иначе весьма постепенным, и мы всегда ощущали, что старая панк энергия до сих пор с нами, но мы не хотели сочинять всё те же самые двадцати и тридцати секундные песни, мы хотели делать что-то более новое и интересное.”

Однако, даже неподражаемый Mick Harris (который за год успел поиграть одновременно как в EXTREME NOISE TERROR, так и в NAPALM DEATH) не смог сохранить свой энтузиазм, и после ещё одного альбома и 12” в июне 1991 года решает покинуть группу, чтобы сконцентрироваться на своём экспериментальном ambient noise проекте SCORN, в рамках которого, иронично, он снова будет играть вместе с Nik Bullen на протяжении нескольких лет.

Mick: “Альбом “Harmony Corruption” 1990 года – это просто кусок дерьма. Это было большой, большой ошибкой, и мы все приложили руки к ней, но что было, то было. Мы отправились записывать альбом во Флориду под руководством уважаемого продюсера Scott Burns, мы выбрали именно его, потому что были большими фанатами первого альбома OBITUARY, и DEATH “Leprosy”, над которыми он работал, но он так и не понял, что мы хотим продюсировать альбом вместе с ним, а не просто тупо довериться ему. Всё закончилось тем, что я звонил ему говоря то, что ему не очень то нравилось. Он мне утверждал, что я неправильно играю на барабанах, и что моя двойная тарелка полный провал, на что я ему сказал, что он просто ебаный инженер, у него есть вся эта ебаная аппаратура, пускай проваливает отсюда – не будь пиздой! И когда ты говоришь слово “пизда” в Америке, то это гораздо серьёзнее чем в Британии… Он просто прекратил запись, забрал все мастер-записи и ушёл!  Всё было тихо…  Хотя помимо меня и Barney всем в группе было абсолютно пофигу, они могли бухать всю ночь напролёт, и спать когда мы занимались сведением. Tom Morris вернулся, и сказал нам, что Scott не собирается продолжать запись, и он посоветовал нам отдохнуть несколько дней. Затем мне позвонил Dig и начал затирать, что в эту запись вложено куча денег, что надо обязательно закончить её. Он очень беспокоился о своих деньгах.  Да, мы ещё турили после этого, но мне настолько всё наскучило, и перестало приносить удовольствие. Я потерял своих друзей реально… Jess, Mitch и Shane были просто алкашами – это было достаточно для них. Мы ехали давать концерт, а всё что их интересовало – это тёлки и бухло. А как же музыка? Я не выступал против них, потому что в этом не было смысла, они делали то, что хотят… Таким образом я записал вместе с ними один последний релиз  «Mass Appeal Madness» – три новые песни, и новая версия старой песни «Social Sterility». Мы записали всё это по старинке у себя в Бирмингеме, и всё получилось намного лучше.”

Mick был заменен мексиканцем Danny Herrara (близкий друг Jesse Pintado),  дебют которого был на альбоме 1992 года “Utopia Banished”, начиная с которого NAPALM DEATH совершенно отдалились от UKHC сцены, о которой рассказывается в этой книге. Тем не менее, этот состав был наиболее стабильным и живучим за всю историю группы, разве что Jesse Pintado печально умер после долгих лет алкоголизма 27 августа 2006 года. Но для олдскульного фаната UKHC сцены конца 80х, NAPALM DEATH так и останутся теми двумя составами, что бессмертно увековечены на альбоме “Scum”.

Lee, который стал вокалистом популярной doom metal группы CATHEDRAL: “Для меня всё это было разрушением границ, и выходом за рамки узкого мировоззрения. К несчастью, всё это произошло как с грайндкором (если вас устраивает это слово), так и с панк роком – все великие оригинальные группы были тупо скопированы подражателями. В этом нет ничего оригинального и экстремального. Если смотреть более широко, то NAPALM DEATH действительно оставили большой след в музыкальной сцене. Экстремальная музыка стала более разнообразной в своих формах. Но насчёт того, будут ли нас вспоминать? Если честно я не знаю… До тех пор, пока мудаки из New Musical Express не кидались глупыми терминами вроде “Britcore”, было действительно здорово быть частью этой сцены. Это было больше, чем просто музыка, хоть и сейчас я не отрицаю наивность всего этого… но если бы в то время мне сказали, что я наивный, я бы побил их, ха ха. К несчастью, любая сцена или движение, начинающиеся с хороших и правильных инициатив, в итоге разрушаются из-за достижения успеха, зависти и эгоизма. Но насчёт одного я уверен точно – я действительно счастлив, что я был в то время там. ”

HELLBASTARD

28 Дек

ImageПоявившаяся в депрессивной обстановке Ньюкасла в 1984 году, crust-metal группа HELLBASTARD была одной из основоположниц metal-punk crossover волны, которая охватила UKHC сцену в то время. Гитарист/вокалист Malcolm “Scruff” Lewty изначально играл в анархо-панк группе THE APOSTLES, которая его совсем не устраивала, но без неё невозможно начать историю HELLBASTARD.

Scruff: “Я всегда хотел играть что-то более тяжёлое, и играть как можно больше концертов живьём. Меня очень разочаровывал с THE APOSTLES тот факт, что с ними мы очень редко давали концерты. Я знал, что мы не можем изменить мир, хоть и мечтали об этом, поэтому мне просто хотелось давать року живьём. “Hellbastard” было названием песни моего друга Мартина, которую он исполнял в составе своей группы SONS OF BAD BREATH, и однажды я подумал “Какое крутое название для группы!” Это название было и по панку, и по металу. Мне на самом деле хотелось развивать эту crossover тему, когда панк группы заходят на металлическую территорию… но, как мы обнаружили позже, была одна проблема – мы были слишком панковые для металлистов, и слишком метальные для панков.”

И в самом деле, Scruff, вместе с барабанщиком Phil Laidlaw и басистом Christopher “Simo” Simmons, черпали музыкальное вдохновение в группах вроде AMEBIX, ANTISECT и DISCHARGE, а также HELLHAMMER и VENOM, но их мировоззрение и тексты песен были основаны на анархо-панке, группами вроде CRASS, RUDIMENTARY PENI и FLUX OF PINK INDIANS. HELLBASTARD всегда были панками, играющими метал, выступая оппозицией металлистам, играющим панк.

Scruff: “У метал групп были просто тупейшие тексты, которые не имели ничего общего с настоящей жизнью. Все песни VENOM были про Сатану, мотоциклы, Сатану, тёлок…и снова Сатану! Что за хуйня? Я никогда не просыпался утром со словами “Заебись! Сатана! Погнали познакомимся с моими последователями из Ада!” Я включал телевизор, и знал, что сейчас увижу сотни погибших людей из-за землетрясения в бедных странах третьего мира, или жертв военных конфликтов. Так было, и до сих пор так есть – такова реальность. Вся эта хеви метал тема – это просто побег от реальности, побег в другой мир… в мир дерьма если честно. В этом нет никакого смысла.”

HELLBASTARD должны были отыграть свой первый концерт в Scunthrope в конце 1985го, но, по множеству причин, группа так и не смогла выступить в тот вечер.

Scruff: “Это было ужасно, просто ужасно! Мы организовывали этот концерт, и на разогреве была группа с названием 10 000 SPECIES OF MOSS, 20 000 SPECIES OF CATFISH IN THE AMAZON. Они были хорошие ребята, но они выступали слишком долго, настолько долго, что мы так и не смогли выйти отыграть свой сет. В тот же вечер Simo сломал свою любимую басуху, и ему пришлось бы играть на чужой. У нас тогда было 8 песен, как раз те, что можно услышать на демке “Rippercrust”, но мы так и не выступили на том концерте, т.к. группа на разогреве забрала на себя всё время концерта, о чём уже было сказано. ”

Свой первый удачный концерт группа даёт немногим позже у себя в Ньюкасле на разогреве у SATANIC MALFUNCTIONS в клубе the Anglo-Asian, которым управляло Азиатское сообщество.

ImageScruff: “И это был действительно крутой концерт, потому что мы выступали с группами единомышленниками, перед публикой, которая уже слышала наши репетиционные кассеты, и знали наши песни. И нам очень повезло с этим клубом – в итоге там было ещё куча концертов после этого, это было словно дни клуба The Station возвращаются! После того, как the Station был закрыт, был только один клуб the Riverside, но у него была плохая репутация, в первую очередь из-за агрессивной охраны. Да и аренда этого клуба была очень дорогой…  ”

К моменту концерта в the Anglo-Asian, Simo был заменён Ian “Scotty” Scott. В таком составе группа быстро вливается в DIY авангард, организовывая группам единомышленникам концерты у себя в городе (а те, в свою очередь, делали им у себя). Многие из концертов делал старший брат Scruff’а Toot, который ставил HELLBASTARD на разогрев множества отличных групп – от CONFLICT и SACRILEGE  до KREATOR и DEATH.

Scruff: “Да, с Simo мы не отыграли ни одного концерта!  Причиной его замены было то, что он, несмотря на множество часов практики, так и не смог овладеть бас-гитарой. Также Simo был очень сложного характера, он ненавидел всех, за исключением нескольких людей, включая меня. Ему было очень тяжело находиться с людьми, которые ему не нравились… Мы были большими друзьями, но он совсем не подходил для группы. Scotty же на самом деле хорошо играл на бас-гитаре, и Simo сам был очень рад, когда Scotty заменил его. Позже он отправился жить в Бристоль, затем в Уэльс, где он жил вместе с какими-то путешественниками, пока не умер… ”

Scruff, продолжая после грустной паузы: “В новом составе мы выступали везде, где только могли, пусть даже если не получали за это ни фунта. Если мы могли туда поехать – мы ехали… на машинах, вэнах, автобусах, поездах. Нам это было нетрудно, потому что из всего оборудования у нас были только гитары… у нас не было ни усилителей, ни комбиков, ничего! В то время, если у тебя было своё оборудование – ты был богачом-капиталистом!”

Демо 1986 года под названием “Rippercrust” было записано за жалкие гроши в Old Mill Studios, и оно, полное неподдельной животной юношеской агрессии, стало одним из самых влиятельных демо того времени.

Scruff: “Многие люди мне так и говорят! Я знаю, что Shane из NAPALM DEATH, когда хотел сочинять новые песни, начинал слушать “Rippercrust” для вдохновения, что на самом деле очень странно, т.к. в этой записи не было ничего особо быстрого. Бюджет записи составил всего 25 фунтов, но звучание получилось просто превосходным – у нас получилось записать тяжелые гитары в то время, когда большинство групп не знало, как это сделать. Мы добились этого, потому что точно знали, чего мы хотим. Мы репетировали на той же студии, где и записались, поэтому хорошо знали их оборудование, и мы записали весь материал всего за 8 часов!”

Scotty: “Это был первый раз, когда я записывался на студии, и мне было очень непросто, но Dave (чувак, который нас записывал) был очень отзывчивый. Мы всё записывали живьём в два, а то и в один дубль, кроме вокала и второй гитары, которые записывали отдельно. После каждого дубля я уходил послушать записанное и просто не верил своим ушам, как это круто звучало – громко и тяжело,  и запись смогла передать энергию наших живых выступлений! Было очень непривычно слушать наши песни записанные на студии, т.к. до этого мы слушали только сырые репетиционные и концертные записи наших песен. У меня до сих пор есть оригинальная кассета “Rippercrust”, которой уже больше 25 лет!”

Демо “Rippercrust” часто рассматривается как первый случай использования слова “crust” в контексте панк музыки, да и вообще родоначальником  crust жанра, хотя некоторые люди родоначальниками считают AMEBIX, которые появились несколькими годами раннее. Конечно, подобные споры есть вокруг и других популярных терминов – будь то “mosh”, “hardcore” или “thrash metal”, и, по большому счёту, все эти споры совершенно бесполезны, но это весьма интересно наблюдать, как всё это утвердилось в культурной самоидентификации.

Scruff: “Многие люди считают, что это именно мы изобрели crust-punk жанр, но, в любом случае, для меня это не особо важно. Я не Малькольм МакЛарен, чтобы навязывать себе изобретение того, чего на самом деле не изобретал. Записав песню “And Now…”, последним словом которой было “Rippercrust”, которое выкрикивалось всей нашей тусовкой, на него во время сведения было наложено эхо и получилось много раз повторяющееся “CRUST! CRUST! CRUST!” Поэтому мы в итоге и назвали демо “Rippercrust”!

Это демо очень впечатлило британский хардкор лейбл Peaceville, а также немецкий метал лейбл Gore, который позже стал крупным Nuclear Blast Records, и оба объявили интерес в издании второго демо HELLBASTARD под названием “Hate Militia” в качестве винилового альбома. К несчастью, Slatko Dolic (управляющий Gore) в скором времени отписался от издания альбома, и пока группа ждала возвращения мастер-записи из Германии, Peaceville тоже отказались от издания, но включили песню “Civilised?” на сборник “A Vile Peace”. “Hate Militia” так и не был официально издан аж до 2000 года, пока японский лейбл Dirty Thrash не сделал этого.

Scruff: “Эта запись превосходила “Rippercrust” как музыкально, так и текстами, но мы совершили классическую ошибку, дав звукорежиссёру закончить продакшн записи без нас, т.к. мы ушли бухать в паб. В итоге мы получили слишком много баса. Мы просто хотели скорее получить наши новые песни, издать кассеты и сообщить всем “Это новое демо HELLBASTARD! Зацените! Не платите больше пол фунта!”  У меня вместе с другом был свой кассетный лейбл Skullcrusher Tapes, на котором я издавал живые записи всех групп, что выступали в The Station – ANTISECT, MAU MAUS, DOA, ONSLAUGHT, AMEBIX…  У нас был свой каталог, и мы трейдили эти кассеты на всё что угодно. Мы делали это ради распространения и получения интересной музыки, но ни в коем случае не ради денег… ”

Первый альбом HELLBASTARD под названием “Heading For Internal Darkness” увидел свет в 1988 году на Meantime Records. Записанный в Lion Studios в Лидз, этот альбом является замечательным примером того, каким хорошим явлением может быть punk/metal crossover, когда сердце находится в правильном месте.

“Ian Armstrong (управляющий Meantime Records, бас-гитарист DAN и SOFA HEAD) вышел с нами на связь, и сказал, что ему очень нравятся оба наших демо. Он ненавидел метал, но ему нравилась наша лирика, и хоть в итоге мы покинули Meantime Records, Ian справлялся со своей работой очень хорошо – он даже предложил нам издать альбом с цветной обложкой!  В то время я учился в колледже, и хорошо общался с одной преподавательницей Una Graham, которая и нарисовала нам обложку для “Heading For Internal Darkness”. Оригинал этой картины позже был продан за огромные деньги какому-то русскому богачу! Понятное дело, с нас она ничего не взяла за использование картины в качестве обложки, и нам ей, в любом случае, нечего было платить. Но она очень гордилась самим фактом, что её картина была использована в качестве обложки нашего альбома! Также мы получили кучу дерьма со стороны узколобых британских панков, из-за того что у нас была цветная обложка альбома! Врубаетесь? Они нам предъявляли, что раз у нас цветная обложка – значит мы возомнили себя METALLICA!”

ImageScruff до сих пор считает дебютный альбом HELLBASTARD лучшей записью, и полностью согласен со множеством положительных рецензий и доволен серией удачных концертов по всей Великобритании и Европе в поддержку этого альбома.

Scruff: “Мы не ощущали никакого дискомфорта живя в провинции на Северо-востоке. Когда BJORK обрела популярность с THE SUGARCUBES, чувствовала ли она себя дискомфортно живя в Исландии? У нас не было никакого желания перебираться в Лондон или ещё куда, чтобы куда-то там “пробиваться”…  МЫ НЕНАВИДЕЛИ ЛОНДОН! Весь облик HELLBASTARD был в провинции и деревенской местности. Это всё пошло от моего отца, когда он нас с братом водил гулять на природу, когда мы были совсем ещё детьми. Мы знали как зовут каждое дерево, знали каждую птицу и рыбу… мы любили природу, потому что она настоящая, истинное лицо красоты! ”

После выхода альбома, Scruff и Scotty разошлись путями с барабанщиком Phil Laidlaw, его заменяет Bri Newton, студийным дебютом которого становится 3-песенное EP “They Brought Death”, которое вышло на немецком Temple Of Love Records.

Scotty: “Мы взяли Bri на барабаны по простой причине – он был гораздо более хороший барабанщик чем Phil, и с совершенно другим стилем игры, которое дало группе новые возможности в звучании, и, самое главное, появилась возможность играть с двойной барабанной бочкой. Phil был хороший барабанщиком для демо и альбома, но мы прогрессировали музыкально и технически очень быстро…”

Scruff: “Первый раз когда я увидел Bri, он был одет в пальто Crombie, на спине которого были нарисованы надписи “Heresy” и “You’re Dead!”. Он играл в хеви метал группе SECULAR, гитарист которых работал на студии, в которой мы репетировали. Однажды они записали концертное демо, и между песен вставили ликование толпы с концерта EAGLES! Полнейший идиотизм!”

В скором времени завербовав и второго гитариста Ian Crow,  и заменив Scotty новым басистом Drew Wright, лейбл Vinyl Solution предложил издать группе их новый альбом, пока не появился ещё один заинтересованный лейбл Necrosis – подразделение Earache, которым занимались Jeff и Bill из CARCASS. В конце концов, HELLBASTARD издали альбом “Natural Order” в 1990 году на самом Earache, и в тоже время Ian Crow был заменён Ali Lee. Ни одной группе постоянная смена состава не приводила к чему-то хорошему…

Image

Scotty: “Можно долго говорить о моём уходе из HELLBASTARD, но на самом деле всё гораздо проще – я просто больше не мог быть в этой группе. Участие в группе обрело высокие требования и стало отнимать слишком много времени, т.к. нам приходилось давать кучу концертов и т.п. У меня было очень тяжёлое финансовое положение, я жил вместе с матерью,  и мне нужно было время на полноценную работу. Поэтому мне пришлось уйти, о чём я очень сожалею, т.к. HELLBASTARD были важной частью моей жизни. Мне нравилось давать концерты, и мне очень нравился новый материал. Drew уже был в составе HELLBASTARD как запасной басист, т.к. Scruff знал, что я не мог выступать на множестве концертов, в один момент меня это даже разозлило и я сказал “Да ну это всё на хуй!” и ушёл. Спустя несколько месяцев я собрал новую группу HELLKRUSHER вместе с Ali Lynn из ENERGETIC KRUSHER.”

Scruff: “Предложение от Necrosis был очень хорошим, но потом мы решили, зачем нам издаваться на суб-лейбле, если мы можем издаться на самом Earache? И это сотрудничество открыло нам много новых дверей – они пробили нам множество хороших туров и т.п., но в тоже время группа стала меняться – музыка стала намного важнее текстов. Я всегда пытался сохранять серьёзность текстов, как на наших ранних записях, но они, по разным причинам, уходили в прошлое… К примеру, на альбоме “Natural Order” вы можете слышать сэмпл речи Маргарет Тэтчер о бунтах по поводу подушного налога – и мне пришлось в буквальном смысле сражаться с другими участниками группы, чтобы этот сэмпл был вставлен в альбом. В HELLBASTARD всегда была демократия, в группе не было никакого диктатора, но внезапно я потерял значимость своего мнения в группе… На самом деле всё это началось с первого альбома, когда мы стали меньше задумываться о посыле песен, но стали думать слишком много у музыке. Я начал наблюдать, как у моих друзей начинает возрастать эго, что меня очень разочаровывало, т.к. наша группа существовала совсем не ради этого. Многие люди очень удивляются, когда получают личный ответ от меня, когда они пишут на myspace страницу HELLBASTARD, а мы получаем сотни писем каждый месяц! Но я отвечаю на каждое из них лично, потому что я ненавижу всё это рок-звёздное дерьмо, и я всегда буду делать всё, чтобы разрушить барьер между слушателями и группой. По этой причине я и заинтересовался в первую очередь панк роком, и всё остальное уже шло оттуда, и всегда будет идти!”

Хоть и альбом “Natural Order” был далеко не лучшей записью HELLBASTARD, в туре в его поддержку были одни из самых лучших концертов группы за всю её историю, и особенно концерт в Италии.

“Это был концерт в сквоте Неаполя, на котором мы играли вместе с NAPALM DEATH. Публика была просто сумасшедшей, все безумно рубились, вылезали на сцену толпами и т.п, к тому же сцена была очень невысокой, и это было здорово!  Нам пришлось выходить несколько раз на бис, т.к. нас не хотели отпускать! Ни на одном концерте не было такого выхода энергии!”

Уход Bri в начале 1991 стал началом конца для HELLBASTARD, хотя они смогли ещё просуществовать до 1992 года, взяв на барабаны Martin “Hairy” Harrison (ex- ENERGETIC KRUSHER) и записав последнее демо “Situation Violent”.

Scruff: “Bri влюбился в одну итальянскую девушку во время тура, и он решил покинуть группу, чтобы быть с ней. Мы вернулись из того тура, и поехали снова вместе с CARCASS, всё было просто супер, словно мечты становятся реальностью… затем я получаю письмо от Bri, в котором говорилось “Когда ты читаешь это письмо, я уже лечу на самолёте, и я не вернусь!” И это было началом конца…”

В 90е Scruff играл в NERO CIRCUS, HEAVY WATER и SIDEWINDER, в начале нулевых в THE DISCHARGERS, и совсем недавно в MOODHOVER. Две последние группы были изданы на его собственном лейбле Fury 76. В 2008 Scruff на радость фанатам решил возродить HELLBASTARD.

“Чувак, которого зовут Vicente создал фан-страницу HELLBASTARD на myspace. Его подружка Becky прислала мне email, и мы стали с ним регулярно держать связь, а в итоге он отдал страницу под моё управление. Количество посещений страницы и прослушиваний песен было просто невероятными! В тоже время Vicente начал говорить мне “Собирай HELLBASTARD снова, собирай HELLBASTARD снова…” Наблюдая за таким высоким интересом к HELLBASTARD, в тоже время когда для MOODHOVER настали худшие времена, я решил, что будь что будет, нужно возрождать HELLBASTARD! У меня сначала были сомнения, но после первой репетиции они все улетучились. Я даже не ожидал, что всё будет звучать так свежо и интересно! И я всё ещё злобный чувак, которому есть что сказать – мы полюбому должны записать ещё несколько альбомов!”

Помимо Scruff’а современный состав HELLBASTARD включает в себя Danny Matthew Guy на гитаре, Gianluca Ait на басу, Kristjan B. Heidarsson на барабанах. В таком составе группа записала новый альбом “The Need To Kill”, в поддержку которого был проведён большой европейский тур в марте 2009.

Scruff: “Кто мог о таком вообще подумать? В 2009 году я в группе вместе с молодыми чуваками, которые играют песни, которые были написаны ещё до того как они сами родились! И им это очень нравится! И это замечательно, что вся эта crusty anarcho-punk тема до сих пор в деле!”

Scotty: “Я хотел бы, чтобы HELLBASTARD вошли в историю как группа, которая выкинула “книгу правил панк-рока” из окна, и стала делать то, что сама пожелает. Имея гораздо больше общего с метал группами, чем с панками, но при этом сохраняя позитивный созидательный настрой. Не поймите меня не правильно, панк-рок — это наши корни, мы в этом с самых ранних дней 1977 года. Мы просто хотели быть другими, и мы ими были!”